Из научного наследия С. Л. Рубинштейна

Рукописный текст «философских тетрадок» Сергея Леонидовича Рубинштейна. Фонд 642, ед. хр. 25.7, л. 227–271.

Психология и физиология

Сопоставить сведение психических процессов к физиологическим со сведением физиологических процессов к химическим или физическим (сведением ложным тож).

Для психологии также нужно преодолеть теорию внешних факторов. Связь психологии с физиологическим уровнем.

Все (?) физические и физиологические изменения в организме входят в психологический контекст, влияют на него, включаются, неизбежно учитываются внутри психологического контекста в его имманентных закономерностях, и потому их не нужно учитывать как внешний «фактор», действующий на психическое.

Психология и физиология

Психическое — всегда компонента реакции, имеющей физиологическую компоненту. Но многообразие физиологических явлений, составляющих компоненты реакций, имеющих психическую компоненту, не может быть безостаточно включено в физиологическую закономерность. Есть физиологические явления, которые в рамках физиологической закономерности объективно случайны. Реакции с психической компонентой, включающиеся в психологическую закономерность, своими физиологическими компонентами остаются «случайными», не включающимися в физиологическую закономерность.

Так, в закономерность развития общественных форм ряд биологических особенностей жизни не входит, как ни велика их роль в общем контексте жизни. Они закономерны в другом (неразборчиво).

Две реакции могут быть различимы своими психическими компонентами, но соответствующие физиологические компоненты могут быть не различимы в физиологических терминах. Все, что может быть выражено в физиологических терминах (значит, те различия, которые должны быть объяснены физиологическими закономерностями), (должно быть выражено и объяснено. — Ред.), но этим не исключается возможность нумерически различных физиологических явлений, которые в физиологическом контексте не различимы и различия которых не могут быть выведены из физических закономерностей. При этом психические компоненты соответствующих реакций могут быть различимы в психологических терминах и подлежат в этом контексте однозначной закономерности.

Основной вопрос для объективной психологии, желающей установить свое отношение к физиологизму, сводится к следующему: детерминируется ли содержание психики и закономерность ее исключительно физиологическим субстратом или также объектом психики и его закономерностью? Необходимо признать второе. И тогда встает следующая задача: вскрыть сферу имманентной психологической закономерности, включив в нее (как политэконом в социальный контекст включает производительные силы (технику) субстрат и объект, объединенные единым контекстом и его закономерностью.

Мы должны спросить, не в чем состоит сущность сознательной жизни, а что именно, какие изменения вносит психическая жизнь в реакции организма, какие особенности приобретают действия организма, когда одним из факторов их является его психика.

Требование строжайшего научного объективизма и специфические трудности, на которые осуществление его наталкивается в психологии. Сведение высших форм на низшие, психического на физиологическое, высших психических на низшие психические — сложные детерминационные срезы.

Не дрыгание лапки лягушки только, не рефлекс — человек как деятель, познающий мир, чтобы его перестроить, человек, планирующий в мировом масштабе. Последний представляет собой конкретную личность в ее исторической деятельности (В. И. Ленин), и значит — вот эта деятельность должна быть объяснена: положительное требование, которое должно быть предъявлено психологии.

Функция и структура

Каждая новая функция (основная) означает не только при вхождение нового элемента, но и трансформацию, перестройку (всей) структуры поведения. Нарастание новых функций означает, таким образом, вместе с тем смену общих структур поведения. Объективный анализ должен исходить из смены путем диалектики развития различных структур или типов поведения, выявляя функции как механизмы, их производящие. Описание структур без выявления функций или механизмов, куждую из них производящих, есть чистейший формализм, грешащий против диалектики, не выявляющий действующих сил развития (антидиалектическая, статическая по существу точка зрения); с другой стороны, исследование отдельных функций, не вскрывающее производимой ими перестройки целостной структуры поведения, определения функциею структуры и структурою функции, так же антидиалектично абстрактной аналитичностью, не учитывающей категории целостности. (Пример: перестраивающие поведение в целом функции памяти, речи, мышления.) Положить этот принцип соотнесения структуры и функции в основу всех построений курса психологии как науки о поведении.

Проблема развития в психологии

Задача. От низших форм (примитивных животных, ребенка, примитивных народов) до высших форм деятельности и творчества гениальных деятелей науки и пр. (неразборчиво: Ленин, Маркс). — С одной стороны, единая цепь развития высших форм и функций из низших, никакого дуализма, с другой — сохранение специфического своеобразия высших форм в их качественном своеобразии и собственной закономерности. Органическая, анти-механистическая, диалектическая концепция развития: не только количественный рост, но и качественное изменение.

Развитие функций и развитие форм или структур.

Противоречия, возникающие в процессе развития, как движущие силы развития (диалектика).

Аналогия (психического) развития форм поведения с историческим развитием общественных форм. Непрерывный процесс, в котором новые общественные формы (капитализм из феодализма; социализм из капитализма) развиваются в результате имманентных, в предшествующей стадии развивающихся сил и нарастающих противоречий, и вместе с тем законы новой формации качественно специфичны, отличны от предшествующих (законы капиталистического общества в отличие от феодального, законы структур социалистического общества в отличие от капиталистического).

Так же специфически отличны различные формы или структуры поведения — высшие по сравнению с низшими.

Во-первых, противоречия, движущие силы развития, прежде всего (внешние?) между средой для индивидуума (совокупность стимулов, на которые он реагирует как психологический субъект) и средой в себе, в которой он живет и которая постоянно может проступить и воздействовать на него через посредство первой среды. Во-вторых, внутреннее противоречие между стимулами или задачами, которые они ставят, и средствами, которыми располагает индивидуум для их разрешения. Первое внешнее противоречие всегда выявляется через внутреннее: через противоречие между реакциями и новыми стимулами (задачами), введенными внешней средой в систему стимулов.

Функции, которые на низших стадиях были господствующими и определяли общую структуру поведения, сохраняются на высших стадиях как функции. Но общую структуру поведения определяют уже другие высшие функции, ставшие господствующими (т. е. определяющими структуру), и перестраивают все низшие, в высшей структуре уже подчиненные функции. Низшие при этом обычно понижаются в своем уровне.

Рассматривать действенные акты поведения человека как реакции, т. е. только в их отношении к раздражителю, независимо от эффекта, от воздействий на среду,— это значит придерживаться слишком игрового, легкомысленно не трудового («игривого») взгляда на поведение человека.

Взаимоотношения между реакциями изучает физиология (всецело?), психология изучает отношения между действиями.

Предмет психологии

  1. Переживание (Erlebnis).
  2. Поведение.
  3. Интенциальность — как связь с объектом.
  4. Связь с субстратом — психофизиологическая проблема.
  5. Связь с социальным субстратом.

Переживание сразу вдвигается в поведение как компонента, образ или эскиз поведения. Поведение вычеркивает, артикулирует то, что в переживании намечено.

Постулат принципиальный безостаточной дифференциации, выявляемости, принципиальной выявляемости, но не фактической выявленности, переживания в сфере поведения (но, конечно, это не значит, что один или (нрзбрч.) акт поведения выявляет и выражает целостное душевное состояние).

Объективная структура и организация сознательного поведения.

Наряду с проблемой структуры поведения и проблемой структуры личности выдвинуть проблему структуры отношения личности к миру.

Вместо дуалистической схемы: мир или среда, с одной стороны, субъект, личность — с другой (как бы вне среды или мира), поставить вопрос о структуре мира или среды, включающей, внутри себя имеющей субъекта, личность как активного деятеля. Предметом фундаментального изучения должна быть структура мира с находящимся внутри него субъектом и изменения этой объективной структуры в различных установках субъекта.

Восприятие

Разграничение des Gegenstandlichen (предметного, объективного. — Ред.) und des Zustandlichen (выражающего то или иное состояние данного предмета. — Ред.). Первоначальная недифференцированность в восприятии и чувствовании (эмоции, аффекте).

Та концепция, которую развивают рефлексологи, поглощающие восприятие, как содержание, в реакциях и стимулах, соответствует примитивной стадии восприятия ребенка, вообще низшим стадиям развития.

Восприятие есть восприятие действительности.

О том, как выкристаллизовывается действительность — независимые от субъекта, свободные от аффективных моментов действительные инварианты вещей.

Восприятие — отдифференцированное от чувствования — исторический продукт.

Восприятие, как восприятие предметов, действительности, оформленной, имеющей значение и т. д. implicite включает мышление.

Первоначально нечеткая отдифференцированность восприятия и представления (связанная с нечеткой гранью между «я», сознанием и бытием, между субъективным и объективным). Об эйдетике. Об образованиях, которые подчиняются частью тем же законам, что восприятие, частью тем же законам, что представление (Werner).

Эмоция

Превращение эмоции в общий регулятивный механизм, фиксирующий лишь общее направление и не детерминирующий структуры процесса поведения,— как (поздняя) фаза развития (аналогично отделению des Zustandlichen от Gegenstandlichen), при которой «задача» имманентной закономерностью определяет течение процесса. То же в мысли и в волевых актах.

Организм — источник закономерности, среда — фактор развития и наоборот,— это лабильное, динамическое перемещение, диалектически совершающееся внутри психического развития. Вторая формула адекватна только для структуры поведения, определяемой «мышлением» (процесс — неразборчиво, задачей — неразборчиво).

Процесс автономизации объективной предметной детерминации.

Как должна быть организована и как функционировать эмоциональная установка для того, чтобы не нарушать детерминированность процесса или акта поведения задачей. Очевидно, эмоционально окрашенными должны быть первично только основные стимулы.

К определению «действий» (Handiung) и, значит, «поведения» как цепи, иногда суммы, иногда системы, органического целого действий.

«Действие» это акт, реакция, происходящая в мире«объектов», содержаний, имеющих «значение». Изменение, выявление структуры мира, происходящее в связи с практикой, с реакциями, актами, действиями людей, само преобразует структуру и характер действий и — значит реальное содержание понятия поведения.

Действие, определенное как реакция на стимул связывается с объективной действительностью с одного конца в своем начале, но концом своим оно повисает в пустом пространстве

В действиях человек не только приспособляется к природе, но и приспособляет природу к себе — труд, производство.

Основная операция, решающее изменение установки, представляющее субъективизм психологии сознания, заключается в том, что психические, по преимуществу познавательные содержания, не гипостазируются в фиксированном виде, а включаются в единство и связь поведения, зависимостей, идущих от среды к человеку и от человека к среде. Нужно ли преодолевать оторванность от физиологии? Не только нужно, но необходимо. Однако это необходимое, но не достаточное условие преодоления субъективизма. Необходимо еще преодолеть разрыв не с субстратом, а с объектом, не с физиологией, а с «физикой», не с организмом, а с миром.

Поскольку нужно преодолеть оторванность, установить связь от человека к миру, действия человека не могут быть сведены не только к рефлексам, но и к реакциям. Психология не реактология. Действия человека сводятся к реакциям, когда они определяются лишь во взаимоотношении с раздражителем, вызвавшим реакцию, но вне зависимости, оторванно от эффекта (от действия!), вызванного ими. Такое отождествление действия с реакцией методически не правильно (не диалектично) и фактически не верно: одно и то же действие может быть произведено различными реакциями (движениями), и одна и та же реакция (?) (если последовательно определить ее только отношением к раздражителю) может определять различные действия.

Психологическая структура поведения. Функции; каждая новая функция перестраивает все остальные, видоизменяя прежнюю или определяя новую структуру. С каждой новой структурой поведения связаны новая функция и содержание «стимулов», а также «среды». При новой структуре поведения человек входит, включается в среду новой структуры и образует вместе с ней одну структуру (что не исключает и в некотором смысле увеличивает возможность противоречий между ними). Каждой новой структуре соответствует не только новое содержание, но и новая функция «стимулов», среды, а тем самым и новый тип закономерности поведения.

Структура поведения, функции, характер и содержание стимулов и их функций, природа среды и характер взаимоотношений индивидуума и среды, а тем самым тип закономерности, определяющей поведение, а также изменения всех этих факторов связаны одной общей диалектикой.

Вставить в качестве промежуточной ступени теории условных или сочетательных рефлексов: не наследственные пути, функциональные связи, но чисто механического, внешнего характера (физиологическая транскрипция ассоциации по смежности), т. е. независимая от содержания ассоциируемых элементов, которые друг друга не определяют и в совокупности своей образуют агрегативную, механическую сумму, а не органическое целое с взаимно друг друга определяющими и потому внутренне связанными, друг к другу приноровленными элементами.

«Смысл» развития от низших форм (безусловные рефлексы — условные рефлексы, память, мышление) к высшим в видоизменении отношения человеческого организма к среде, к миру. Все больший контакт и включение во все шире разворачивающийся мир. (Контакт с миром Ленина или Эйнштейна.) Учет закономерностей, использование их, включение в мир и перестройка его. Развитие мышления означает колоссальное увеличение контакта с миром, включение в него и изменяющее воздействие на него.

С развитием мышления объективная закономерность мира становится закономерностью, определяющей развитие человека как «деятеля в окружающей среде».

Господство высших функций над низшими. Низшие прочны, но они являются лишь условием возникновения высших, высшие же определяют, преобразуют характер и функции низших, потому что вновь возникающие высшие функции определяют общую структуру поведения, а тем самым преобразуют, перестраивают все функции.

В определении понятия мышления существенны элементы: отношение к объекту, значение, «смысл».

Восприятие, созерцание и т. д. как форма данности, и мышление как форма опосредствования. Диалектический переход от формы данности к форме опосредствования. Возможность такого перехода сохраняет связь мышления с восприятием, единство, целостность содержания единого реального мира (против разрыва реального и идеального). Далее, поскольку это — «формы», реальные движущие силы, определяющие этот переход, не в них (не самодовлеющее саморазвитие форм: не абстрактная, формалистическая диалектика), а в содержании, «формой» которого они являются.

Соотношение психологии мышления и логики

Роль «логических законов», «норм» в действительном процессе мышления. Эти законы и нормы не имеют первоначально оперативного характера. Этот последний является производным, но осознание их (мышление мышления) являет новый фактор. (См. у Piaget и в моих заметках — о дедукции). Опасность формализма при механической операции «применения» (Anwendung).

В анализе мышления нужно обеспечить:

  1. Связь его с элементарными формами восприятия и элементарными формами поведения,
  2. Специфичность, отличие мышления от иных форм,
  3. Выявление роли мышления как функции в целостной форме поведения.

Определить изменения в форме поведения и психических функциях посредством объективных онтологических категорий.

Гештальт-психология

  1. Целое без частей. Не диалектично: взята изолированно другая антитеза.
  2. Статичность: структуры — не абсолютные данности; они возникают (строятся) и распадаются.
  3. Формализм. Формальное (неразборчиво) (законы Wertheimer’a) принимаются за факторы, определяющие реальный процесс.

Критика рефлексологии

Механистическая концепция как относительно психического и физического, так и относительно структуры поведения: сведение высших форм к механической сумме рефлексов, механистический перенос общих естественнонаучных законов на объяснение социальной жизни. . .

Все можно действительно подвести под общее понятие рефлекса, рефлекторно-сочетательной деятельности, но в этом подведении под такое абстрактное общее понятие утрачиваются специфические определения различных функций, которые они имеют и определяются в своем специфическом отличии от других.

Понятие «поведения»

  1. Физиологическая активность.
  2. Самовыявление (Дильтей).
  3. Активная деятельность в социальной среде. Средство, путь включения в действительность. (См. мои заметки о мировоззрении.)

Движения (моторные реакции человека [организма] и действия (Handlungen), акты поведения, поступки человека. Действие (Handlung) определяется определенным эффектом, результатом, событием в окружающей среде. Движения — реакции, отнесенные к организму, связанные с явлениями окружающей среды исключительно как с раздражителями. Другие не только раздражителями вызваны, но к раздражителю приспособлены (ему соответствуют).

Разделение сфер объективно-познавательной, эмоциональной и моторной есть исторический продукт.

Отношение «ситуации» к деяниям, как реакциям. Ситуация может разрядить реакцию, определенную исключительно биологическим механизмом (связь «внешняя», механистическая). Содержание, структура ситуации может быть одним из основных условий, определяющих содержание реакции.

Понятие среды

Множественность и иерархия понятий среды как совокупности специфических условий, различных для человека и для животных. Среда как понятия, координированные организму: для каждого организма другая среда.

Понятие стимула

Что может быть стимулом — в смысле содержания и в смысле структуры?

Различия, изменения в самой функции стимула. Вместе с изменением структур поведения, связанных, обусловленных изменением функций, механизмов, изменяется и функция стимула. В структуру поведения входит, таким образом, или с ней связана и структура, тип стимула. Стимул на начальном этапе — причина, однозначно определяющая реакцию, далее стимул в стадии «памяти» влияет прошлым опытом, и, наконец, стимул (сфера мышления) как «цель», интенциальный объект, задача.

Нужно показать генезис не только содержаний психической жизни, но и форм или так называемых «способностей» ее. (То, чем занимается феноменология (интенциальное и т. д.). См., напр., Фингерт). — Определение того множества форм, в которых является сознание человека, и классификация различных типов смысла.

Наряду со структурным анализом организации какого-нибудь акта или отрезка, сектора поведения вопрос об организации поведения всей жизни. Проблема «Воли» в этом аспекте. Иерархия, организация целей, задач.

Человек и его дело

Тип деятельности, поскольку он определяется соотношением деятеля как активного субъекта и объекта как результата этой деятельности. (Игра и труд.) Изменение этого соотношения в возрастном развитии человека (неразборчиво). Формирование «вещи», продукта, результата и самоформирование (Selbstbildung) деятеля на результате, определяемом работой.

Реальные профессии (неразборчиво) подавления (неразборчиво) и интересы, чаяния, идеалы юношеского возраста. Невозможность целиком уйти в чисто техническую сторону профессии. Конфликты неудовлетворенности. Личность и работа (неразборчиво). Социальная проблема. Необходимо дать другое содержание (мировоззренческое) и другую деятельность (социальную деятельность, в которой было бы что-то идеальное, героическое).