Психология масс и фашизм

Работа Вильгельма Райха может показаться социально-экономическим, или политико-экономическим трудом и только потом автор предлагает и раскрывает психоаналитическую гипотезу и основу драматических и трагических сюжетов Германии 30—40 годов ХХ века. Вильгельм Райх в своем исследовании рассматривает факторы и механизмы становления авторитарно-тоталитарного общества, общества во главе с национальным лидером, который обладает неограниченной властью и становится вождем. Райх делает это путем сравнения, главным образом, двух идеологий — революционно-коммунистической и национал-социализма.

По мнению Райха идеология национал-социализма была направлена на иррациональное в психике человека, и в своей политической борьбе фашистские лидеры апеллировали к чувствам, эмоциям, традициям, мифам, мечтам, страхам, манипулировали сознанием людей, лишая их эмоционального равновесия, так необходимого для критического и адекватного восприятия окружающей действительности.

По-видимому, после унизительного Версальского договора, в тяжелой социально-экономической и политической ситуации образованное и культурное немецкое общество аккумулировало агрессивное напряжение, ожидание и неудовлетворенность. Нации нужны были победы, а так же внешние виновники, враги, чтобы массовая психика, путем проекции, разрешилась от бремени агрессии, спаслась от крайне болезненного осознания собственной ответственности в создавшемся положении, избегая нарциссической травмы и нарциссического разрушения. В таких ситуациях внутренний голос критики и здравого смысла, голос сознательной и здоровой части Эго заглушается и становится очень вероятным приход фигуры Сверх-Отца, который укажет быстрый способ обрести былое самоуважение, достоинство, вернет социальную справедливость и накажет врагов. Харизматическая, популистская, аморальная фигура легко находит путь к сердцам и душам своих соотечественников. Мастерски манипулируя этими внутренними позывами, национал-социалисты быстро завоевали популярность среди определенных социальных слоев и демократическим путем пришли к власти.

Если мы обратимся к работе Зигмунда Фрейда «Психология масс и анализ Я», то получим психоаналитическое объяснение массовой, истерической и иррациональной поддержки фашистских идей и главного проводника этих идей Фюрера. Это, конечно же, концепция либидо масс, которое направлено на вождя и объединяющее нацию по горизонтали либидо между людьми, именно эта бурная либидинальная энергия и вызывает сужение сознания как в массе, так и у индивидов, человек помещает свой Идеал-Я в вождя, идеализирует его и идентифицируется с ним.

В отличие же от фашистских лидеров коммунистически ориентированные проповедники, и пропагандисты предпочитали взывать к рациональному в психике человека, они пытались привлечь внимание к социально-экономическим проблемам, к проблемам не справедливого распределения прибавочного продукта, прибавочной стоимости, проблеме общественного характера производства и частного способа распределения, антагонизма в производственных отношениях. Кроме того, фашистские лидеры не чурались прямой лжи и демагогии, и с легкостью каждой социальной группе (крупная буржуазия, мелкая буржуазия, квалифицированные рабочие, служащие, землевладельцы) давали взаимоисключающие обещания, но общественное мнение так же с легкостью игнорировало, можно сказать вытесняло, отрицало или рационализировало эти противоречия и слышала только то, что доставляло им удовольствие.

В дальнейшем, после прихода к власти, идеология национал-социализма была направлена на формирование характерологической структуры человека, которая позволяла бы выстраивать власти авторитарно-тоталитарное общество. Необходимы были определенные личностные качества: покорность, страх пред свободой, патернализм, единомыслие, коллективизм, религиозность, мистицизм, социальная беспомощность, аскетизм, идеологический фанатизм, националистическая одержимость.

Главным звеном во взращивании и в культивировании авторитарно-тоталитарных ценностей и взглядов являлся такой общественный институт как семья, а именно семья с авторитарно-патриархальным укладом.

В авторитарно-патриархальный уклад Вильгельм Райх включает, конечно же, жесткое подчинение отцовской фигуре, порицание самостоятельности, активности, националистическое воспитание, примитивизацию роли материнской фигуры до репродуктивной функции и самое главное, аскетическую мораль, целью которой является — сексуальное подавление, торможение сексуального развития, сексуального становления и разрядки.

Искажение сексуального становления, развития и функционирования детей, подростков, юношей, молодежи (это табуирование мастурбации, запреты на проявление сексуальности, на сексуальное информирование, на сексуальные связи вне брака, а так же сексуально-религиозное запугивание и в целом страх перед наслаждением) приводило к раздражительности, нервозности, физическому недомоганию, внушаемости, к тотальному или частичному торможению психического развития.

Прежде всего, такая асексуальная пропаганда отражалась на функции восприятия разных модальностей, следовательно, вела и к заторможенному мышлению (Зигмунд Фрейд в работе «Воспоминания Леонардо да Винчи о раннем детстве», выделяет три типа мышления ребенка — заторможенное, невротическое и сублимированное; Мелани Кляйн также отмечает в своей концепции зависимость познавательной и мыслительной функции от прохождения ребенком периода инфантильной сексуальности).

Вильгельм Райх особенно фокусируется на мистицизме, магическом сознании, которое формируется в результате сексуальной депривации. Из психологии известно, что любого вида психологические депривации (пищевые, звуковые, световые, кислородные, лишение сна) ведут к измененному состоянию сознанию, человек становится легко внушаем, подвержен суггестии, его мышление становится мистическим. Такой человек, да еще в обществе себе подобных невротизируется, истеризируется, становится легко управляем и живет разного рода паранойяльными, шизофреническими и маниакальными идеями, мифами и концепциями (так, например, манипулируют сознанием разного рода секты).

Сексуальная же депривация, запреты, ограничения, запугивания ведут не к краткосрочным явлениям измененного сознания, как в ситуации с физиологическими депривациями, а могут приводить к очень серьезным психоневротическим, актуально-невротическим, психотическим и перверсивным явлениям, и, как уже было сказано выше, в целом к функциональной задержке психического развития. Следовательно, сексуальное подавление — это долгосрочная прививка от знания, от рациональности, от самостоятельности и от свободы и прививание мистицизма, инертности, аполитичности, внушаемости. «Сексуальное подавление — механизм подавления масс», рассуждает Вильгельм Райх, или еще «подавление сексуальности — основной механизм контроля личности». Такая искаженная сексуальная жизнь ведет к огрубению эротичности и в результате человек наполняется агрессией, жестокостью, черствостью, нетерпимостью, формируются садистические, гомосексуальные и перверсивные наклонности. Все это является хорошим строительным материалом для тоталитаризма, вождизма, культа личности и приветствуется действующей властью.

Райх пишет, что в формовке такой аполитичной, внушаемой, агрессивной, эмоционально неуравновешенной личности в Германии 30—40 годов принимают также активное участие институты церкви и школы, поскольку для семьи справится с такой фундаментальной задачей может оказаться не под силу. Кроме того, за самой семьей должен кто-то приглядывать, чтобы токсины и споры либерализма, человеколюбия, любознательности, тяги к наслаждениям туда не проникли и не дали опасных, для государственного аппарата подавления, всходов .

В своей работе Мишель Фуко «Воля к истине» (глава «Гипотеза подавления») показывает, как что человечество так или иначе через власть и ее институты (церковь, школа, армия) пытается взять сексуальность под свой контроль — посадить в клетку или надеть намордник, выдрессировать или рекрутировать к себе в услужение, но всякий раз сексуальность незаметно для своих дрессировщиков в том или ином виде высвобождается и смеется, скалится над укротителями и одерживает над ними верх.

Вильгельм Райх в своем труде уделил значительное внимание личности фюрера, его воззрениям, его страхам, его идеалам и этике, по которым можно выдвигать некоторые психоаналитические предположения о психической реальности, в которой он жил и через которую видел и воспринимал окружающий его мир. Прежде всего, можно выделить идею расовой чистоты, одержимость чистотой арийской крови, его страх инфицирования сифилисом. Возможно выдвинуть гипотезу, что кровь символизирует жизнь, а жизнь дается и поддерживается матерью. Таким образом можно интерпретировать это как инцестуозное вытесненное влечение, а так же ревность к матери и кастрационную тревогу перед отцовской фигурой; здесь же можем увидеть и объяснить истерическо-невротические симптомы и шизоидно-параноидные характерологические структуры посредством которых этот человек взаимодействовал с окружающим его миром.

В работе Вильгельма Райха не найти ответа, велась ли эта дьявольская деятельность, направленная на конструирование послушной, скованной, агрессивной, ограниченной посредством сексуального подавления личности, осознанно, научно, планово, централизованно или это просто так талантливо и трагично, но случайно и из отдельных фрагментов сложился этот адский пазл, либо это неизбежный этап филогенеза человечества, которым оно должно было тяжело переболеть, чтобы получить прививку и иммунитет от мистицизма, признать сексуальность, научиться уживаться и общаться со своей агрессивностью, оценить и полюбить свободу, и начать получать удовольствие от пребывания в этом мире.

Однако сравнивая национал-социалистическую (фашистскую) и коммунистическую идеологию на основе художественных источников (литература, фильмы, спектакли) считаю, что в оплоте коммунистической идеи — Советском союзе, сексуальное подавление зашло как дальше, так и осуществлялось намного грубее, я бы сказал даже «по-варварски», без отдушин и послаблений. Рискну предположить, последствия создания этого «морального облика строителя коммунизма», не менее серьезны и не менее отвратительны нежели от национал-социализма, который, как массовая и разрешенная идеология прекратил свое существование после Нюрнбергского процесса, а коммунистическая идея до сих пор юридически не осуждена, существует в том или ином виде и продолжает невротизировать, истеризировать и психотизировать целые страны.

Судя опять же по художественным источникам, в Германии были разрешены и существовали публичные дома, а в Советском Союзе и близко не было ничего подобного, кроме того пресловутая жилищная проблема, так же намного острее стояла в Советском Союзе и явно не добавляла психического здоровья, или, к примеру, открытость границ и возможность путешествовать по миру и в целом уровень жизни. Часто можно встретить дискуссии о насильственных действиях сексуального характера в отношении мирного населения со стороны воюющих сторон во время 2-ой мировой Войны, я думаю, что с психоаналитической точки зрения солдат Красной армии находился в гораздо более уязвимом положении , чем солдат Вермахта, потому что в немецкой культуре был обычай и были возможности покупать секс с женщиной и цивилизованно разряжать сексуально-агрессивное возбуждение (публичные дома открывались по факту расквартирования войск), у советского же солдата не было в принципе ни такой культуры, ни такого опыта, ни таких возможностей.

Невольно задаешься болезненным вопросом: «Какая же идеология создала лучшие условия для взращивания авторитарной, внушаемой, послушной, закомплексованной и агрессивной личности?». Например, в кругах армии вермахта несколько раз организовывали заговор против своего Сверх-Отца, чтобы попытаться спасти народ от приближающейся катастрофы и бесчестья, а в Советском Союзе ничего подобного не было. Отсутствовала, (или вернее сказать не осталось после политических репрессий, чисток и эмиграции) сознательная, жертвенная и харизматическая часть элиты, которая бы попыталась гуманизировать и очеловечить нравы, ценности и тот строй в целом, и Советский Сверх-Отец до сих пор живет в нас с разным удельным весом и тормозит социально-экономическое, политическое и культурное развитие страны, общества и мешает влиться в цивилизованный мир целиком и полностью, без каких либо оговорок.