Темперамент и отношения личности

В статье Вольф Соломонович Мерлин рассматривает обусловленность индивидуальных мотивов деятельности целями и задачами деятельности, «позицией личности», а в известной степени и способом действия, поскольку они с необходимостью вынуждаются целями и задачами.

Что следует понимать под отношением личности? Обратимся к истории этого понятия. Впервые оно было введено А. Ф. Лазурским (1916, 1922) и охарактеризовано следующими признаками:

  1. Каждое отношение личности — это «отношение к чему-то», т. е. к определенным объектам. Круг тех объектов, к которым проявляется данное отношение личности, характеризует его объективное содержание.
    Так, Лазурский различает отношение к вещам, природе, животным, к людям и т. п. В «Программе исследования личности» А. Ф. Лазурского (1922) при описании отношений их содержание всегда выступает как широко обобщенное. Это отношение не к конкретному предмету или явлению, а к определенной категории явлений или стороне действительности. В этом одно из существенных отличий понятия «отношение» от внешне сходного и исторически предшествующего понятия «стремление» у Фр. Полана (1896). Полан относит к отдельным стремлениям такие, как пристрастие к запахам или потребность в пище. Другими словами, к стремлениям он относит также конкретные частные потребности и влечения.
  2. Каждое отношение личности характеризуется тем, как человек реагирует на те или иные объекты, что он любит и ненавидит, чем интересуется и к чему равнодушен.
    Однако в конкретных характеристиках у А. Ф. Лазурского субъективная сторона отношения личности не исчерпывается своеобразием психологических реакций на объект. Она характеризуется также и тем, какими способами и в каком направлении личность стремится преобразовать определенные объекты или стороны действительности.

В свою очередь реакции и способы активного воздействия отношений личности у Лазурского отличаются по следующим признакам:

  1. По направленности к объекту — как положительные, отрицательные и нейтральные;
  2. По степени интенсивности;
  3. По форме проявления; сюда Лазурский относит, с одной стороны, более детальную спецификацию объектов отношения: например, любовь к природе может проявляться как любовь к степи, или к морю, или к лесу и т. п., с другой стороны, он относит сюда спецификацию характера психологической реакции на объект отношения: например, любовь к природе может проявляться только в пассивном наслаждении ею или же в стремлении активно вмешиваться в ее жизнь;
  4. По способу достижения отношения; например, «стремление к властвованию» может быть достигнуто при помощи угрозы и устрашения или путем морального авторитета и т. п.;
  5. По форме удовлетворения отношения; например, «стремление к властвованию» может быть удовлетворено принижением подчиненных или же требовательностью, соединенной с уважением;
  6. Отношения личности Лазурский различает по степени дифференцированности психологических реакций на определенные объекты;
  7. Наконец, Лазурский различает объем отношения, т. е. количество объектов или сторон объекта, на которые направлено отношение.

Отношения личности А. Ф. Лазурский отличает от чисто случайных, временных, изменчивых отношений как стойкие, привычные, хорошо укоренившиеся (1922, стр. 363). Отношения личности составляют одну из категорий черт характера. Другую категорию черт характера составляют эндопсихические свойства, т. е. индивидуальные качественные особенности отдельных психических процессов, которые Лазурский считает конституционально обусловленными.

В чем заключается прогрессивная сторона учения А. Ф. Лазурского об отношениях личности?

Отношения характеризуют психическое содержание личности. Широко применяя понятие отношений личности, А. Ф. Лазурский, в отличие от ряда предшествующих психологов (например, Бэна, Рибо, Фуллье и др.), рассматривает характер не только со стороны формальных качественных особенностей ума, чувств и воли, а со стороны его психического содержания. При этом чем выше уровень личности, тем большее значение у Лазурского приобретает содержательная характеристика личности, характеристика отношений личности, составляющих его экзопсихику.

Отношения личности у А. Ф. Лазурского — это по преимуществу отношение к социальной действительности и отдельным ее сторонам, отношение к отдельным людям, к социальной группе, к семье, государству и т. п. Таким образом, в характеристиках психологического содержания главное значение приобретает социальное содержание личности. При этом, чем выше уровень личности, тем большее значение в ее характеристике приобретает социальное содержание.

Каждое отдельное отношение личности у А. Ф. Лазурского характеризует содержание всех сторон психики, самых различных процессов и мотивов, чувств и эмоций, воли, представлений, мышления, интересов, потребностей, влечений. Отношения личности характеризуют психику в целом. В этом также одно из существенных отличий понятия «отношение» от внешне сходного понятия «стремление» у Полана. У Полана каждое стремление характеризует содержание или преимущественно эмоциональных, или преимущественно волевых процессов.

Прогрессивная сторона концепции Лазурского заключается в том, что, вводя понятие отношений личности, он впервые в истории психологии подошел к характеристике личности с точки зрения ее активного взаимодействия с окружающей действительностью. Если раньше личность всегда характеризовалась лишь формальными качественными особенностями отдельных психических процессов или отдельными мотивами, то в характеристиках Лазурского впервые на передний план выступило объективное содержание свойств личности в целом. По своему содержанию отношения личности характеризуют ее направленность. Поэтому Лазурский вместе с тем впервые показал, что в чертах характера проявляется направленность личности.

Однако, несмотря на эти прогрессивные стороны учения Лазурского о личности, по существу оно носило чисто идеалистический характер. Идеалистическая сущность концепции Лазурского заключается, прежде всего, в понимании происхождения и развития отношений личности. Несмотря на то, что отношение личности — это отношение к внешней среде, объективные внешние условия отнюдь не всегда играют решающую роль в их происхождении и развитии. Роль объективной социальной детерминации в происхождении и развитии отношений личности зависит от уровня личности. Лишь на низшем уровне не личности; «подчиняя себе слабую, разрозненную психику малоодаренного человека, среда накладывает на нее свой отпечаток, насильственно приспособляя ее к своим запросам и требованиям и очень мало считаясь с эндоособенностями каждого отдельного индивидуума» (1922, стр. 22). Только здесь «влияние внешней среды и влияние внешних обстоятельств является, безусловно преобладающим» (там же). Наоборот, чем выше уровень личности, тем в большей степени отношения личности определяются эндопсихическими конституциональными ее особенностями.

Человек, приспособляясь к среде (на среднем уровне) или приспосабливая среду к себе (на высшем уровне), вырабатывает такие отношения личности, которые более или менее соответствуют его эндопсихическим особенностям. А так как уровень личности у Лазурского в свою очередь обусловлен эндопсихическими конституциональными особенностями, то, следовательно, в конечном счете, именно этим последним принадлежит решающая роль в формировании отношений личности.

Внешние социальные условия определяют отношения личности лишь в качестве необходимых условий их возникновения. Для того чтобы возникло стремление властвовать, человек должен вступить в объективные отношения властвования — подчинения. Чтобы проявилась общительность или замкнутость, нужно общение с людьми. Чтобы проявилось отношение к собственным вещам, надо обладать этими вещами, и т. д.

Но какое содержание и какие качества приобретает в данных объективных условиях отношение личности? В большей или меньшей мере у разных людей (в зависимости от уровня личности) оно определяется эндопсихическими конституциональными особенностями. Даже само положение человека в обществе, его профессия, по Лазурскому, определяются в большей или меньшей степени (в зависимости от уровня личности) эндопсихическими особенностями.

Так, в «Программе исследования личности» к числу психологических свойств личности относятся такие, как «склонность эксплуатировать других людей в свою пользу» или «склонность к труду среди природы (земледелие, рыболовство, морское дело) или среди городской обстановки (фабричное дело, кабинетный труд)». Здесь дано явно реакционное психологическое обоснование социального неравенства и классового разделения труда. Хотя отношения личности, или экзопсихические свойства, по Лазурскому, дают социально-психологическую характеристику личности, в действительности эта характеристика определяется не объективными условиями жизни, а обосновывается субъективно психологически.

Вместе с тем, так как основные определяющие психологические условия отношения личности, по Лазурскому, это наследственные конституциональные особенности, то, следовательно, вообще все развитие личности определяется, с одной стороны, наследственностью, а с другой стороны, внешней средой, которая или содействует проявлению наследственных особенностей, или противодействует им. Это и есть не что иное, как педологическое, идеалистическое представление о фатальной обусловленности развития личности наследственностью и средой.

Отсюда вытекает, дальше, идеалистическое понимание взаимоотношения психологии личности и ее идеологии.

Отношение личности к окружающей действительности характеризует не только психологию личности, но и усвоенную ею общественную идеологию. Философское мировоззрение и политические убеждения тоже характеризуют отношение личности.

Но если все содержание отношений личности определяется конституциональными психологическими особенностями, тогда ими же определяется и идеология личности. В «Программе исследования личности» А. Ф. Лазурского к числу психологических свойств личности относятся такие, как «заботится о поддержании государственного порядка», «постоянное подчеркивание взаимного антагонизма интересов (например, между хозяином, с одной стороны, и рабочими и служащими — с другой)» и т. п. Таким образом, психологизируются не только общественные отношения, положение человека в обществе, но и общественная идеология. Вообще говоря, в понимании А. Ф. Лазурским отношений личности отражается идеалистически извращенное представление о направленности личности, о ее роли в развитии и структуре личности. Концепция его представляет собой лишь частную форму общей тенденции развития идеалистической психологии с начала XX в.

То, что А. Ф. Лазурский выразил в понятии отношения личности, W. Stern (1923) позднее обозначал как диспозиция направления (Richtungsdispositionen). В свою очередь из персоналистической теории W. Stern возникли различные разновидности «духовно-научной психологии», понятие о «жизненных формах» у Е. Spranger (1922), о «стремлениях» (Triebfedern) у L. Klages (1926). Современный экзистенциализм имеет те же исторические корни.

Как возникла эта общая тенденция в истории психологии? Одна из важнейших причин заключается в том, что широкое применение психологических знаний в различных областях практической деятельности — в обучении и воспитании, организации труда, юридической практике — привело к ясному осознанию определяющего значения направленности личности и того содержания, которое характеризует эту направленность. Так же как и отношение личности у А. Ф. Лазурского, разнообразные понятия «духовно-исторической психологии» представляют собой идеалистическое извращение направленности личности и ее роли в психологической характеристике.

Основная заслуга в коренной перестройке понятия об отношениях личности с материалистических позиций принадлежит В. Н. Мясищеву (1953, 1955, 1960). Он исходит из формулы К. Маркса о том, что сущность человека есть совокупность общественных отношений. Поэтому он утверждает, что отношения личности определяются общественными отношениями. «Качественное изменение общественных отношений определяет собою качественное изменение личности. Человека как „совокупность общественных отношений“ характеризует система его индивидуальных, личных отношений, которая общественно обусловлена» (А. Г. Ковалев и В. Н. Мясищев, 1957, стр. 85).

С другой стороны, понятие отношения личности у В. Н. Мясищева, в противоположность А. Ф. Лазурскому, не совпадает с понятием черт характера. В отношениях личности и в характере совпадает лишь их содержание, т. е. круг тех объектов, к которым проявляется отношение. Между тем способ осуществления отношения и своеобразие реакций на объекты отношения определяют не отношение само по себе, а характер (1957, стр. 99). Поэтому отношения личности у определенной группы людей могут быть одинаковыми, а черты характера разными.

В. Н. Мясищев более четко, чем А. Ф. Лазурский, подчеркивает активность отношений личности. В отношениях личности объект выступает как цель и задача деятельности (1957, стр. 112). Тем самым отношения личности представляются как свойства, характеризующие направленность личности. Конкретные виды отношений с достаточной отчетливостью раскрывают такое понимание. Видами отношений у Мясищева являются интересы, оценки, убеждения (1960, стр. 114). «Доминирующие отношения определяют лицо идейное или безыдейное, общественное или антиобщественное» (А. Г. Ковалев и В. Н. Мясищев, 1957, стр. 86). В качестве иллюстрации различных отношений приводятся такие, как собственничество, коллективизм, индивидуализм и т. п. Тем самым уточняется взаимосвязь отношений личности и различных ее сторон — характера и способностей. Отношения личности — это основные определяющие свойства личности в целом. Свойства характера, способности и темперамент обусловлены отношениями личности в целом. Обобщающий характер отношений личности, представленный у А. Ф. Лазурского в скрытом виде, у В. Н. Мясищева отчетливо формулируется (1955, стр. 16).

Взаимосвязь между отношениями личности и побуждениями у В. Н. Мясищева недостаточно ясна и опреленна. Так как отношения личности характеризуют активное стремление к определенным целям и задачам, то они представляют собой также и побуждения и выполняют в деятельности функцию, сходную с такими основными побуждениями, как потребности, интересы и склонности. И действительно, все эти побуждения В. Н. Мясищев называет различными видами отношений личности. Однако, с другой стороны, отношения личности у него представляют «целостную систему индивидуальных, избирательных, сознательных связей личности с различными сторонами объективной действительности», то, как «относится к деятельности человек в целом» (А. Г. Ковалев и В. Н. Мясищев, 1957, стр. 111).

Между тем потребность или интерес — это отношение не человека в целом, а частное специфическое отношение. Удовлетворение какой-либо отдельной потребности, например, в пище, одежде или в чтении, вовсе не обозначает удовлетворения потребностей личности в целом. Люди с одинаковым отношением к действительности, например, коллективистическим или индивидуалистическим, могут обладать самыми различными конкретными потребностями и интересами. Следовательно, потребности в одно и то же время являются отношениями личности, потому что они характеризуют отношение человека к определенным явлениям и предметам, побуждают его к активным действиям и поступкам. И вместе с тем потребности не являются отношениями личности, потому что, в отличие от отношений личности, они представляют собой частное специфическое отношение. Таким образом, четкого различения мотивов и отношений личности мы не находим.

Точно так же неясно у В. Н. Мясищева различие между эмоциональными отношениями и отношениями личности. С одной стороны, эмоциональное отношение тоже представляет собой особого рода отношение к явлениям действительности. С другой стороны, эмоциональное отношение, в отличие от отношения личности,— это проявление не личности в целом, а лишь определенной стороны психики. Таким образом, четкого различия между отношениями личности и мотивами, и эмоциями мы не находим.

Основной недостаток понимания отношений личности у В. Н. Мясищева — неясность их психологической характеристики. Ни способ осуществления отношения, ни своеобразие реакций на объект отношения, ни отдельные мотивы деятельности не характеризуют, по Мясищеву, отношение само по себе. Если исключить все эти признаки, тогда под отношениями надо понимать лишь определенное содержание наиболее общих целей и задач, которые ставит перед собой человек.

Но такое чисто объективное содержание отношений личности, рассматриваемое независимо от каких бы то ни было психологических особенностей человека, ничем не отличается от содержания общественной идеологии. Мировоззрение человека и его политические убеждения тоже характеризуют его отношение к действительности. Отношения личности, рассматриваемые только со стороны их конкретного объективного общественного содержания, вообще не подчиняются психологическим закономерностям и потому не могут быть предметом психологического исследования.

Л. И. Божович (1951, 1951а, 1960) дает понятию об отношениях личности несколько иную характеристику. Она различает объективные и субъективные отношения. Объективные отношения — это отношения между людьми, например, отношения между учениками, или между учеником и учителем, или между учеником и родителями. Главную роль в объективных отношениях играют требования, предъявляемые к человеку объективными условиями деятельности, в которой он участвует, и обществом. Субъективное отношение — это «как сам ребенок относится к действительности» (1951, стр. 7). Это отношение обусловлено «качествами… личности, переживаниями, взглядами, стремлениями и проч.» (там же). Предметом психологического исследования являются лишь субъективные отношения, но определяются они, конечно, объективными отношениями. Субъективные отношения Л. И. Божович определяет как «внутреннюю позицию». Внутренняя позиция раскрывается дальше как система потребностей и стремлений, из которой в данных объективных условиях вытекают основные цели и задачи деятельности.

Одни и те же объективные отношения, например, требования, предъявляемые к ученику школой и родителями, могут породить различную внутреннюю позицию в зависимости от сложившихся ранее потребностей и стремлений.

Психологическая специфика отношений личности в концепции Л. И. Божович выступает значительно яснее, так как отношение личности характеризуется не только его объективным содержанием, но и мотивацией. При одном и том же объективном содержании отношение может быть психологически различно в зависимости от того, чем оно мотивировано. Так, например, отрицательное отношение к учению, присущее различным ученикам, имеет одно и то же объективное содержание. Между тем внутренняя позиция этих учеников может быть различной. У одного отрицательное отношение к учению мотивировано очень активными внеучебными интеллектуальными интересами. Он не хочет учиться, потому что школа не удовлетворяет его любознательность. У другого же оно мотивировано слабой активностью вообще всяких интеллектуальных интересов. Он не хочет учиться потому, что нелюбознателен. Пользуясь этим критерием, мы можем несколько яснее различать отношение как идеологическую характеристику личности от психологической характеристики отношения личности. Однако этот критерий все же недостаточен. Политические убеждения и мировоззрение тоже характеризуют субъективное, а не объективное отношение. Они характеризуют стремления человека, а не те объективные социальные отношения, в которых он участвует. Идеология человека также определяет его внутреннюю позицию, т. е. цели и задачи в данной общественной ситуации. Наконец, идеология тоже обусловлена определенными мотивами — классовыми и политическими интересами. Для того чтобы различение было возможно, необходимо уточнить, что именно понимается под мотивацией отношения. Отношение личности как идеологическое свойство обусловлено лишь социально-типичными, а не индивидуально-своеобразными мотивами. Отношение личности как психологическое качество личности обусловлено не только социально-типичными, но и индивидуально-своеобразными мотивами.

В общественной идеологии общественные потребности и классовые интересы выступают как мотивы коллективной деятельности общества или социальной группы. В отношениях как психологических свойствах личности мотивы — это мотивы деятельности индивидуума. Разумеется, наряду с этим различием между отношениями личности как идеологическим и психологическим понятием между ними существует глубокая органическая связь. Психологические свойства личности зависят от усвоенной ею общественной идеологии, и чем выше ступень развития, тем зависимость эта больше.

Уточнения требует и другая сторона концепции Л. И. Божович. Цели и задачи деятельности определяются не только внутренней позицией личности, но и каждым отдельным мотивом. Когда человек голоден, перед ним возникают одни цели, а когда он испытывает эстетические потребности, он ставит перед собой иные и задачи. Однако цели и задачи, обусловленные какой-либо отдельной потребностью или интересом, не характеризуют отношения личности как внутренней позиции. Отношение личности, как подчеркивает Божович, определяется системой мотивов.

Необходимо, однако, отдать себе отчет в том, чем отличается психологическая роль в деятельности отдельного мотива и системы мотивов и какова взаимосвязь того и другого. Мотив — это побуждение к конкретному действию в конкретных обстоятельствах. Каждое такое отдельное побуждение не может определить общую направленность деятельности в различных обстоятельствах и при разных условиях, а, следовательно, не может определить и направленность личности. Система мотивов характеризуется их взаимоотношением — господством одних мотивов над другими, их сотрудничеством или антагонизмом, их гармонией или противоречивостью. Такая система мотивов определяет деятельность в самых различных обстоятельствах и при самых различных условиях. Поэтому от системы мотивов зависит общее направление деятельности. Отношения личности, понимаемые как внутренняя позиция, это и есть те свойства личности, которые определяют общую направленность деятельности, а тем самым и направленность личности. Вместе с тем существует и глубокая взаимосвязь отдельного мотива и системы мотивов. Если изменился какой-либо отдельный, частный, второстепенный мотив, то общее отношение личности может остаться тем же. Но если изменился главный, основной мотив, господствующий над всеми остальными в общей системе, то тем самым изменяется и общее отношение личности. Отсюда вытекает, в частности, что отдельный интерес может и не определять отношение личности, но если этот интересе играет главную, господствующую роль в деятельности, то его изменение обозначает и изменение отношения личности. Таким образом, под отношением личности мы будем понимать систему социально-типичных и индивидуально своеобразных мотивов, определяющую общую направленность индивидуальной деятельности и проявляющуюся в различных конкретных ситуациях и при разных конкретных условиях.

При таком понимании отношений личности они представляются основной характеристикой любого свойства личности. Прежде всего, как ясно из сказанного, в отношениях личности проявляется ее направленность. Далее, свойства характера, с одной стороны, обусловлены отношениями личности, а с другой — выражаются в отношениях личности. Поэтому многие авторы прямо отождествляют свойства характера с отношениями личности («Психология», 1960, стр. 472; П. И. Иванов, 1954, стр. 347; А. В. Запорожец, 1953, стр. 177; С. Л. Рубинштейн, 1959, стр. 134), что представляется нам неправильным. Другие усматривают лишь вторую сторону и утверждают, что свойства характера выражают отношения личности (Н. А. Левитов, 1956, стр. 16; И. В. Страхов, 1948, стр. 148; П. Я. Рудик, 1955, стр. 386).

Наконец, едва ли можно сомневаться в том, что отношение личности к выполняемой деятельности сказывается на продуктивности деятельности и, следовательно, в той или иной степени обусловливает способности. Эта зависимость хорошо обоснована в работах В. Н. Мясищева (1960). Различным может быть лишь понимание степени этого влияния.

Отсюда вытекает, что, анализируя характер связи между темпераментом и отношениями личности, мы тем самым можем выяснить место и значение темперамента в структуре и развитии личности, т. е. основной вопрос теории темперамента.

Применяя физиологическое исследование как эвристический метод для постановки психологических проблем и создания психологических гипотез, мы будем исходить из анализа физиологических условий, от которых зависит связь темперамента и отношений личности. Для этого в свою очередь необходимо установить, какова физиологическая основа отношений личности.

В физиологических экспериментах на человеке вся характеристика условнорефлекторной деятельности значительно изменяется в зависимости от отношения испытуемого к опыту.

При обычной организации условнорефлекторного эксперимента задача, поставленная перед испытуемым, очень элементарна, например, нажимать на рычаг по приказу экспериментатора. При таких условиях обнаруживается, что у многих испытуемых интенсивность условных рефлексов очень незначительна, условный рефлекс неустойчив: он то возникает, то исчезает, его величина в процессе опыта уменьшается, а иногда к концу опыта он вовсе исчезает (угашение с подкреплением); дифференцировка очень неустойчива, а иногда и вовсе не образуется (B. C. Мерлин, 1958; И. М. Палей и А. В. Пенская, 1956; И. М. Палей, 1957).

Если мы усложняем задание и требуем от испытуемого, чтобы он нажимал с максимальной или с заданной силой, интенсивность условных рефлексов повышается, условные рефлексы становятся более устойчивыми, дифференцировка точно так же усиливается и становится более устойчивой.

Можно было предполагать, что эти различия в характере условнорефлекторной деятельности зависят от отношения испытуемого к опыту. При обычной организации эксперимента элементарная задача не вызывает какого-либо интереса. Вместе с тем однообразие опыта, смысл которого испытуемому неизвестен, вызывает отрицательное отношение. Опыт надоедает. Наоборот, дополнительное задание вызывает больший интерес и более активное отношение.

В опытах с дошкольниками, где подкреплением служил показ картинки после условного раздражителя, показатели условнорефлекторной деятельности были выше, чем в опытах со взрослыми при обычной организации эксперимента. Меньше была неустойчивость условных рефлексов, не было угашения с подкреплением. Можно предположить, что это объясняется большим интересом к опыту. Эти предположения подтвердились в последующих исследованиях (B. C. Мерлин, 1960, 1961).

В одной серии опытов испытуемым сообщали, что их действия предназначены лишь для проверки приборов, причем никаких результатов испытуемым не сообщали. В другой серии опытов испытуемым давали интересное задание, причем степень интереса контролировалась объективными показателями и словесным отчетом. При наличии интересного задания у многих испытуемых повышалась интенсивность условных рефлексов, устойчивость условных рефлексов, уменьшалось угашение с подкреплением, дифференцировка становилась более устойчивой и скорее образовывалась, ускорялась переделка условных рефлексов. Таким образом, можно считать установленным, что все эти признаки условных рефлексов зависят от интереса к экспериментальному заданию, а, следовательно, от отношения к нему.

Как следует физиологически истолковывать все эти изменения условнорефлекторной деятельности в зависимости от отношения к заданию? Эти изменения характеризуют усиление противоположных нервных процессов — возбуждения и торможения. В ряде случаев усиливается также и степень подвижности нервных процессов. Следовательно, при положительном отношении к экспериментальному заданию повышается общий функциональный уровень высшей нервной деятельности, изменяется общее функциональное состояние нервной системы.

Наоборот, при отрицательном отношении к экспериментальному заданию функциональный уровень нервной системы понижается. Следовательно, отношение личности мы можем физиологически истолковать как определенное функциональное состояние нервной системы.

В чем специфичность такого состояния? Оно возникает в результате определенной инструкции, т. е. условного раздражителя. Следовательно, это условное функциональное состояние (см. главу IV).

Условные функциональные состояния у животных возникают на основе подкрепления такими безусловными функциональными состояниями, которые связаны с вкусной (Н. М. Муравьева, 1954) или обильной пищей (П. И. Ломонос, 1954) или течкой. Все эти безусловные состояния следует характеризовать как господство какого-либо очага возбуждения в подкорке, т. е. как доминанты (А. А. Ухтомский, 1950). Поэтому возникающие на их основе условные функциональные состояния следует понимать как условные корковые доминанты, т. е. как господство определенного очага возбуждения в коре полушарий.

Так как у человека эти условные функциональные состояния вызываются словесными раздражителями, то они имеют, следовательно, второсигнальное происхождение. Благодаря своему второсигнальному происхождению условные функциональные состояния у человека имеют значительно более обобщенный характер, чем у животного. Они возникают в ответ не на конкретную объективную ситуацию, как у животных, а на общее значение ситуации, обозначаемое соответствующими словами. В эксперименте это может быть ситуация испытания социально ценных качеств личности, или ситуация исполнения долга, или ситуация помощи и сотрудничества. Такой второсигнальной специфичности условных функциональных состояний у человека психологически соответствует обобщенность отношений личности.

Итак, основное физиологическое условие отношений личности — это условное функциональное состояние нервной системы типа условной корковой доминанты, имеющей преимущественно второсигнальное происхождение.

Функциональное состояние доминанты можно характеризовать, во-первых, со стороны функционального уровня нервной деятельности. Для того чтобы возникла система взаимоотношений между доминирующим очагом возбуждения и субдоминантными, необходима определенная степень их лабильности, возбудимости, необходим определенный тонус коры. При очень низком функциональном уровне в определенной фазе парабиоза, в дремотном состоянии, например, доминанта вообще невозможна. Вместе с повышением функционального уровня изменяются все основные свойства доминанты — степень суммации возбуждения в господствующем очаге, степень стойкости доминанты, степень торможения субдоминантных центров и т. п.

Во-вторых, функциональное состояние доминанты характеризуется определенным содержанием, а именно тем, какой очаг возбуждения (защитной, пищевой, болевой реакции) становится доминирующим, а какие очаги становятся субдоминантными.

Какова взаимосвязь таких условных корковых доминант со свойствами общего типа высшей нервной деятельности, т. е. с физиологической основой темперамента?

Свойства общего типа высшей нервной деятельности могут проявиться лишь при определенном функциональном уровне нервной системы, при наличии какой-нибудь доминанты. В фазовых состояниях, например (в полудремотном, переутомления или недоедания), проявления условнорефлекторной деятельности или вовсе отсутствуют, или настолько извращаются, что судить по ним о типе высшей нервной деятельности невозможно.

В связи с этим находится и роль отношений личности в проявлениях темперамента. В ситуациях, где вообще отсутствует какое бы то ни было активное отношение личности, темперамент не проявляться. Эмоциональная возбудимость, например, не может проявляется в такой ситуации, где внешние воздействия неэмоциогенны, т. е. не связаны с какими бы то ни было влечениями, потребностями, интересами или стремлениями. То же самое следует сказать о любом свойстве темперамента. Свойства темперамента проявляются лишь при наличии какого-либо активного отношения личности. Такого рода зависимость проявлений темперамента от отношений личности справедливо подчеркивает В. Н. Мясищев (1954, стр. 41, 42).

Следует, однако, иметь в виду, что зависимость ограничивается лишь тем, что для проявлений свойств темперамента необходимо какое-то активное отношение. Конкретное же содержание и направление этого отношения может быть очень различно. Так, например, повышенная эмоциональная возбудимость как свойство темперамента может проявиться и при получении радостного, и при получении страшного известия, и при положительном, и при отрицательном отношении к событию, при наличии самых различных интересов и стремлений.

Однако чем разнообразнее, содержательнее и разностороннее отношения личности, тем разнообразнее и содержательнее те ситуации, в которых может проявиться темперамент. Так, например, темперамент трехлетнего ребенка проявляется лишь в пределах ограниченного круга игровых и бытовых ситуаций, к которым у него имеется активное отношение. Между тем у взрослого человека темперамент проявляется в очень широком кругу ситуаций общественной, трудовой и бытовой жизни.

Зависимость проявлений общего типа от функционального уровня лишь относительная. Если налицо имеется какая-либо доминанта, если отсутствует фазовое состояние и баланс возбуждения и торможения находится в границах физиологической нормы, то одни и те же свойства общего типа могут проявиться при самом различном функциональном уровне имеющейся доминанты.

Это хорошо обнаруживается у тех испытуемых, у которых и при отсутствии интересного задания образуются условный рефлеке, дифференцировка и переделка. Наличие условнорефлекторной деятельности у таких испытуемых со всеми присущими ей индивидуальными особенностями говорит о том, что, несмотря на отсутствие интереса к опыту, какая-то доминанта в нервной системе имеется. Все эти условнорефлекторные процессы возможны только в том случае, когда очаг возбуждения, соответствующий подкреплению, господствует над остальными очагами. Однако, как указывалось выше, функциональный уровень этой доминанты ниже, чем в опытах с интересным заданием.

При сопоставлении у таких испытуемых показателей силы и уравновешенности нервных процессов по кожно-гальваническому показателю при отсутствии интересного задания с показателями силы и уравновешенности по двигательному показателю при наличии интересного задания обнаруживается удовлетворительная и надежная корреляция. То же самое обнаруживается при сопоставлении подвижности нервных процессов у испытуемых сильного типа по кожно-гальваническому и двигательному показателям (корреляция высокая и достоверная). Все эти данные говорят о том, что, хотя при отсутствии интересного задания функциональный уровень нервной системы значительно понижается, характерные типологические различия между испытуемыми остаются теми же, что и при наличии интереса. Другими словами, свойства общего типа проявляются вопреки противодействующему влиянию низкого функционального уровня на всю динамику условнорефлекторной деятельности.

В связи с этим находится тот факт, что и свойства темперамента могут проявиться вопреки противодействующему влиянию отрицательного отношения личности на динамику психической деятельности. Так, например, в специальных экспериментах сдержанность проявляется у тех испытуемых, которые не проявили интереса к экспериментальному заданию (И. М. Палей, 1958). По анамнестическим данным (А. И. Ильина и И. М. Палей, 1958), все основные свойства темперамента — высокая работоспособность, сосредоточенность внимания, энергичность, терпеливость и т. д. — проявлялись у наших испытуемых и в такой деятельности, к которой они относились отрицательно и без интереса.

Точно так же свойства темперамента проявляются у наших испытуемых вопреки противодействующему влиянию положительного отношения. Так, в экспериментах со сдержанностью несдержанность проявляли такие испытуемые сильного неуравновешенного типа нервной системы, у которых было высокоположительное отношение к экспериментальному заданию, интерес к нему, стремление добросовестно выполнить инструкцию на сдерживание. В анамнестических исследованиях относительно низкая по сравнению с другими работоспособность, малая сосредоточенность внимания, медленное переключение с одной деятельности на другую, малая энергичность движений и действий проявлялись у испытуемых и в такой деятельности, к которой они обнаружили большой интерес и положительное отношение.

Вообще говоря, свойства темперамента проявляются вопреки противодействующему влиянию отношений личности на динамику психической деятельности. Это и дало нам возможность установить соответствующий критерий различения динамических особенностей психической деятельности, зависящих от темперамента, и динамических особенностей, зависящих от отношений личности. Разумеется, пользование этими критериями с достаточной надежностью возможно лишь тогда, когда мы сравниваем проявление темперамента у разных испытуемых при одном и том же отношении личности.

Свойства темперамента могут проявляться независимо не только от направления отношения личности — положительного или отрицательного, но и от этого отношения. Так, например, слабость эмоционой реакции у испытуемой Аиды Н. с инертностью нервных процессов (А. И. Ильина, 1958) проявляется и по отношению к успехам товарищей на уроке физкультуры, и по отношению к комической выходке ученицы в классе, и по отношению к нанесенной обиде. Сдержанность уравновешенной по физиологическим испытаниям Вали Г. проявляется и в споре, когда она ждет, пока собеседник выскажется, и в конце школьного дня, когда она терпеливо ждет звонка, и тогда, когда она, будучи очень голодной, ждет обеда, и т. п. Наоборот, раздражительность неуравновешенной по физиологическим испытаниям Любы П. (И. М. Палей, 1960) проявляется и тогда, когда она выслушивает объяснение товарищем какого-либо учебного вопроса, и когда сама дает такое объяснение, и когда к ней обращаются с какой-либо просьбой, и когда она испытывает какую-либо боль.

Относительная независимость проявлений темперамента от содержания отношений личности также служит одним из основных критериев его различения.

Наряду с этим существует и прямо противоположная связь между свойствами темперамента и отношениями личности.

Динамические особенности поведения, обусловленные отношением личности, могут быть выражены в такой степени, что противоположные им особенности, обусловленные типом нервной системы, вовсе не проявляются. В этом случае отношение личности маскирует тип нервной системы.

В работе нашей лаборатории (Л. Б. Ермолаева-Томина, 1953) испытуемая Тося М., 12 лет; по физиологическим испытаниям принадлежала к сильному, уравновешенному и подвижному типу. В школе она была вялой, апатичной, медлительной, робкой, неуверенной в себе, маловыразительной, молчаливой, т. е. проявляла свойства темперамента, не соответствующие ее типу нервной системы. Вне школы, в определенных семейных ситуациях и среди подруг на своем дворе, а также при посещении кино она была разговорчивой, эмоциональной, подвижной, общительной, т. е. проявляла свойства, соответствующие ее типу нервной системы. Объяснялось такое различие в поведении в школе и вне школы отрицательным отношением Тоси М. к школе и к учению, отсутствием учебных интересов, отчужденностью от детского коллектива. Когда с нею была проведена длительная и систематическая индивидуальная воспитательная работа и ее удалось сблизить с детским коллективом в классе, расширить круг ее интересов и изменить отношение к учению, поведение девочки в школе стало совершенно соответствовать установленному у нее типу нервной системы.

В работе Н. К. Кустарниковой, о которой говорится в моей статье «Роль темперамента в эмоциональной реакции на отметку» (1955), последовательность развития была иной. Испытуемый М. 13 лет по результатам физиологических испытаний принадлежал к слабому типу нервной системы, и его поведение в школе соответствовало этому типу. Однако у него удалось воспитать большую уверенность в своих силах, и в результате целый ряд его проявлений в школе не стал соответствовать его типу нервной системы. Исчезла прежняя слезливость и подавленность при получении плохой оценки, ученик стал гораздо более работоспособным и настойчивым.

Точно так же в работах И. М. Палея (1960) и А. И. Ильиной (1958) в некоторых случаях поведение испытуемых совершенно не соответствует общему типу нервной системы, установленному в физиологических испытаниях, благодаря резко выраженному отношению личности. Так, у Аиды Н. (по физиологическим испытаниям сильной, уравновешенной и инертной) стремление помочь подруге побуждает преодолеть свойственную ей пассивность и неинициативность в общении. Валя П., обычно медлительная и пассивная, с инертностью нервных процессов по физиологическим испытаниям, в компании любимой подруги проявляет быстроту, активность и выразительность движений и действий. Сдержанный и уравновешенный Александр В. (по физиологическим испытаниям сильный, уравновешенный и подвижный) выходит из себя и страстно возмущается, когда встречается с какой-либо несправедливостью или нечестным поступком.

Итак, в одних случаях свойства темперамента проявляются вопреки противодействующему влиянию отношений личности на поведение, в других, наоборот, влияние отношений личности на поведение маскирует, подавляет проявления свойств темперамента. Чем объясняется такое противоречие?

Одно из объяснений заключается в том, что характер взаимодействия зависит от силы взаимодействующих психических свойств. Если мотивы и отношения личности, затронутые в данной ситуации, очень глубоки и активны или если противодействующие им свойства типа нервной системы выражены не в своей полярной, а в какой-либо промежуточной степени, тогда поведение, очевидно, преимущественно определяется мотивами и отношениями личности, а свойства типа в данной ситуации будут замаскированы. Наоборот, если затронутые в данной ситуации мотивы и отношения не отличаются большой глубиной и активностью или если свойства типа нервной системы выражены у испытуемого в своей крайней, полярной степени, тогда эти последние проявятся вопреки противодействующему влиянию на поведение мотивов и отношений личности. Подтверждением такого объяснения служат факты, установленные в работе И. М. Палея (1960). Наиболее частые и разнообразные формы маскировки силы и уравновешенности нервной системы в зависимости от ситуации, затронутых мотивов и отношений личности он нашел в анамнезе тех своих испытуемых, у которых эти физиологические свойства, по данным лабораторных испытаний, были выражены в промежуточной степени.

Существует, однако, и другая, не менее важная причина маскировки свойств темперамента отношениями личности. Сравним проявления различных свойств типа при наличии и при отсутствии интересного задания, т. е. при различном функциональном уровне нервной системы. Обнаруживается, что более высокий функциональный уровень влияет различным образом на проявления разных свойств нервной системы.

Так, у испытуемых с относительно слабым возбуждением в опытах по кожно-гальванической методике при интересном задании угашение с подкреплением или вовсе не происходит, или происходит значительно медленнее. Дифференцировка же при интересном задании у них происходит гораздо быстрее. Следовательно, у испытуемых слабого типа при наличии интереса усиливается и процесс возбуждения, и процесс торможения. Соответственно увеличивается и степень уравновешенности. В результате корреляция со степенью сдержанности, т. е. со свойством темперамента, у них отсутствует. Следовательно, у испытуемых слабого типа интерес к заданию замаскировал проявление слабости и неуравновешенности по кожно-гальваническому показателю. В опытах с интересным заданием они проявляют себя как обладающие силой и уравновешенностью нервных процессов.

Между тем на испытуемых с сильными нервными процессами по кожно-гальваническому показателю интерес к заданию влияет иначе. Показатели силы и уравновешенности нервных процессов, полученные по кожно-гальванической методике, у них изменяются незначительно, в пределах среднего индивидуального отклонения. Поэтому корреляция со степенью сдержанности сохраняется. Следовательно, у сильных испытуемых отсутствие интереса к заданию не маскирует проявлений силы и уравновешенности нервных процессов по кожно-гальваническому показателю.

Совершенно иначе дело обстоит с подвижностью нервных процессов. У испытуемых со слабыми нервными процессами при наличии интереса показатель подвижности нервных процессов мало изменяется. У них отмечается высокая корреляция между кожно-гальваническим и двигательным показателями подвижности нервных процессов. Следовательно, интерес к заданию у слабых испытуемых не маскирует подвижности нервных процессов. У сильных испытуемых при интересе к заданию показатели подвижности по кожно-гальванической методике значительно изменяются и корреляция с показателем подвижности по двигательной методике становится низкой и ненадежной. Следовательно, у сильных испытуемых интерес к заданию маскирует подвижность нервных процессов по кожно-гальваническому показателю.

Каковы физиологические причины различного влияния интересного задания на проявления разных свойств общего типа нервной системы?

Если в основе интереса к экспериментальному заданию лежит условная корковая доминанта, то очевидно, что в зависимости от общего типа изменяются и свойства доминанты. Общий тип проявляется в индивидуальных особенностях не только физических условных рефлексов, но и тонических, какой и является условная доминанта. Так, в зависимости от силы нервных процессов находится стойкость доминанты.

Если в доминирующем очаге возбуждения суммируется сильное возбуждение, то это скорее приводит к возникновению предпарабиотического состояния. Если суммируется слабое возбуждение, то предпарабиотическое состояние не развивается. При сильном возбуждении исходная степень лабильности нервных процессов выше, а при слабом возбуждении меньше, а это в свою очередь сказывается на функциональных сдвигах подвижности нервных процессов. Вообще говоря, благодаря различным свойствам условных корковых доминант в зависимости от общего типа высшей нервной деятельности функциональные сдвиги различных физиологических свойств происходят в разном направлении.

В связи с этим находятся типологические различия во влиянии мотивов и отношений личности на психологические проявления. Один и тот же мотив или отношение личности в различной степени влияет на одни и те же психические проявления в зависимости от свойств общего типа.

В нашем исследовании (B. C. Мерлин, 1963) это было установлено по отношению к влиянию интересов на сопротивление отвлечению внимания. У испытуемых с сильным возбуждением отсутствие интереса в гораздо большей степени снижает сопротивление вниманию, чем у испытуемых со слабым возбуждением. Наоборот, наличие интереса у сильных испытуемых в большей степени повышает сопротивление отвлечению, чем у слабых. В результате этих двух причин интерес в большей степени влияет на сопротивление отвлечению у испытуемых с сильным возбудительным процессом, чем у испытуемых со слабым возбудительным процессом.

В исследовании Н. С. Уткиной (1963) сопоставлялись сосредоточенность и распределение внимания у учеников VII класса с сильным и слабым возбудительным процессом. В одних сериях опытов давалась письменная работа типа тренировочного упражнения, в других сериях такая же письменная работа давалась как контрольная. У некоторых учеников результаты контрольной работы могли существенно понизить четвертную отметку, у других результаты контрольной не могли значительно снизить четвертную отметку.

Таким образом, для одних учеников ситуация была угрожающая, а для других не угрожающая. У учеников с сильным возбудительным процессом угрожающая ситуация повышала и сосредоточенность, и, в особенности, распределение внимания. У учеников со слабым возбудительным процессом угрожающая ситуация понижала распределение внимания и несколько улучшала сосредоточенность.

Аналогичные результаты получены в исследовании Л. А. Копытовой (1963). У автоматчиков-наладчиков, работающих на 4 станках, остановка 2 станков (аварийная ситуация) оказывала различное влияние на ориентировочные реакции в зависимости от силы возбудительного процесса. У рабочих с сильным возбудительным процессом при простое станков повышались количество и скорость ориентировочных реакций и действий. У рабочих со слабым возбудительным процессом количество и скорость ориентировочных реакций и действий в аварийной ситуации снижались.

Соответствующим образом это выражается во влиянии отношений личности на проявление разных свойств темперамента. При одном и том же одинаково глубоком и активном отношении личности одни свойства темперамента проявляются вопреки противодействующему влиянию отношений личности, а проявления других свойств темперамента подавляются и маскируются отношениями личности. Это очень хорошо видно, если мы сравниваем проявления различных свойств темперамента у одних и тех же людей при наличии и при отсутствии интересного задания.

В работе Н. Е. Орловой и Н. И. Гвозденко (1961) сравнивались проявления темперамента при интересном и неинтересном трудовом задании у детей старшего дошкольного возраста.

О наличии или отсутствии интереса у них судили по целому ряду объективных показателей.

Двое наблюдаемых — дети порывистые, импульсивные, несдержанные, плохо сосредоточивающие внимание в трудных условиях, эмоционально возбудимые, аффективные, решительные, энергичные («холерики»).

Следовательно, такие особенности темперамента, как невнимательность, торопливость, нетерпение, при интересном трудовом задании подавляются. Однако другие особенности темперамента: аффективность, вспыльчивость, неточность движений — проявляются также и при наличии активного интереса к трудовому заданию.

Таблица № 4. Особенности поведения детей — «холериков» при неинтересном и интересном трудовом задании
Неинтересное трудовое задание Интересное трудовое задание
Невнимательны при объяснении задания, часто не выслушивают объяснения до конца и приступают к работе Слушают инструкцию до конца, внимательно следят за каждым движением воспитателя при объяснении
Берутся за работу быстро, энергично Берутся за работу быстро и энергично
В работе проявляют торопливость, неряшливость, неаккуратность. Работу часто не доводят до конца Проявляют терпение и настойчивость при неудаче. Движения более медленные. Больше проявляют самоконтроль (чаще поглядывают на образец, на работу других детей). Работа выполнена лучше, чем обычно, но хуже, чем у других детей
При неудачах — аффективные срывы При неудачах бывают срывы: рвут, бросают, когда не получается

Каждый тип темперамента характеризуется не только определенными закономерно связанными индивидуальными психическими свойствами, но и различным характером и направлением динамических сдвигов этих свойств под влиянием отношений личности. Каждый темперамент имеет не только статическую психологическую характеристику, но и динамическую.

Одна из важнейших задач психологического исследования заключается в систематическом изучении этих динамических сдвигов.

Свойства общего типа не проявляются в условнорефлекторной деятельности не только благодаря противодействующему влиянию условного функционального состояния, т. е. тонического условного рефлекса, но и под влиянием фазических условных рефлексов. В предыдущей главе был приведен соответствующий фактический материал лабораторий И. П. Павлова — в работах С. Н. Выржиковского и Ф. П. Майорова, Л. О. Зевальда. После того как в результате «заключения» в темноте у щенят сильного типа вырабатывался ряд защитнооборонительных рефлексов, присущая им «смелость» и агрессивность не проявлялись в поведении. После того как в результате длительной тренировки у неуравновешенных собак воспитывалась тонкая дифференцировка на определенные раздражители, их неуравновешенность, естественно, не проявлялась, если применяли в опыте те же самые раздражители. Если многократно производить переделку у инертных собак, применяя одни и те же раздражители, то в результате в последующих переделках инертность нервных процессов не проявляется.

Соответственно и психические свойства темперамента могут не проявиться в поведении благодаря противодействующему влиянию навыков и привычек поведения. Несдержанность и аффективность холерика не проявляются на уроке в том случае, если у него имеются прочно усвоенные навыки и привычки дисциплинированного поведения. В работе А. И. Ильиной (1958) характерные для флегматиков неинициативность, пассивность и замкнутость при общении с людьми у Аиды Н. совершенно не проявляются тогда, когда она председательствует на собрании, так как она хорошо усвоила соответствующие навыки поведения.

Чем отличается маскирующее действие отношений личности, с одной стороны, и навыков и привычек, с другой, на проявления свойств темперамента? При тренировке основных свойств общего типа неоднократно отмечались явления перенапряжения нервных процессов, в результате которых возникает срыв высшей нервной деятельности и нервное заболевание. Так, возникновение неврозов отмечалось при тренировке на сверхсильных раздражителях, при тренировке тонких или длительных дифференцировок, при тренировке переделки условных рефлексов (М. К. Петрова, 1937; Т. А. Тимофеева, 1948; В. В. Яковлева, 1938).

В детской клинике точно так же часто встречаются неврозы на почве перенапряжения, вызванного формированием новых привычек и навыков поведения. Некоторые такие случаи приводит Т. П. Симеон (1958). Для малышей, в особенности боязливых, чрезмерно эмоциональных и неуверенных в себе, значительную роль в возникновении неврозов играет смена детского сада на школу с большим детским коллективом (стр. 148–149).

Между тем повышение функционального уровня нервной системы связано с временным изменением всех ее основных свойств. Поэтому по самой своей сущности оно предохраняет от перенапряжения нервных процессов. Отсюда вытекает, что в тех случаях, когда свойства темперамента не проявляются в поведении благодаря противодействующему влиянию положительного отношения личности, возможность невротических срывов или исключается, или, во всяком случае, значительно менее вероятна. С этой точки зрения интересен тот факт, что дети младшего школьного и подросткового возраста, участвовавшие во время Великой Отечественной войны в партизанской борьбе, несмотря на трудность и суровость повседневного быта, не давали реактивных нервных состояний (Т. П. Симеон, 1958, стр. 143).

Таким образом, в психологическом и педагогическом отношении наиболее положительную роль в ограничении и преодолении отрицательных проявлений темперамента играют сознательные положительные отношения личности, связанные с высоким функциональным уровнем нервной системы.

Ограничивающее влияние отношений личности, а также навыков и привычек поведения на проявления темперамента тесно связано с уровнем возрастного развития и уровнем воспитания. С возрастом, по мере того как усложняются и расширяются объективные отношения ребенка с людьми, детским коллективом и обществом, формируются более сложные, содержательные и разносторонние отношения личности. Вместо элементарных отношений симпатии и антипатии, подчинения и господства и т. п. в дошкольном возрасте у младшего школьника и у подростка появляется все более сознательное отношение к учению, к пионерскому и комсомольскому коллективу, к труду. Поэтому все чаще и разнообразнее становятся случаи противоречий между проявлениями темперамента и отношениями личности. Чем старше ребенок, тем чаще и в большей степени проявления темперамента маскируются отношениями личности. Поэтому в раннем детстве поведение гораздо более прямо и непосредственно обусловлено свойствами темперамента. Этим именно объясняется, что в этом возрасте тип темперамента легче распознается, чем в старшем возрасте и у взрослых. Помимо возраста, существенную роль играют и условия воспитания. От условий воспитания зависит содержание всей системы мотивов, определяющей отношения личности, а также степень их обобщенности и активности. Так, например, в зависимости от условий воспитания положительное отношение к учению может быть мотивировано отметками, боязнью наказания, любознательностью, желанием быть полезным обществу и т. п.

Идейное содержание и уровень обобщенности системы мотивов играют очень существенную роль в ограничении и преодолении проявлений темперамента. Влечения, потребности и интересы малой степени обобщенности регулируют поведение лишь в узком кругу ситуаций, с ними связанных. Наоборот, идейные мотивы высокой степени обобщенности регулируют поведение в очень широком кругу ситуаций, очень разнообразных по своему содержанию. Так, например, интерес к какой-либо профессии или предмету проявляется только в данной профессиональной деятельности или при занятиях по данному учебному предмету. Мотив же общественного долга может проявиться в очень разнообразных бытовых, трудовых и общественных ситуациях. Поэтому если проявления темперамента ограничиваются и преодолеваются благодаря каким-либо идейным мотивам, то такое подавление может иметь место в самых различных случаях жизни, при самых разнообразных обстоятельствах. Для личности с господством идейных и высокообобщенных мотивов прямое, непосредственное и изолированное проявление типа темперамента вне и независимо от отношений личности нехарактерно и нетипично. У таких людей труднее распознать тип темперамента. Наоборот, для личности с господством влечений, потребностей и интересов малой степени обобщенности прямое, непосредственное и изолированное проявление типа темперамента гораздо характернее и потому тип темперамента гораздо легче распознается.

Одной из иллюстраций этого положения могут быть психологические характеристики, использовынные А. Ф. Лазурским в его «Классификации личности» (1922). Для иллюстрации типа людей живых, подвижных или аффективных с резко проявляющимися свойствами темперамента он выбирает таких литературных персонажей, у которых идейные обобщенные мотивы поведения совершенно не выражены. Так, например, для иллюстрации живых и подвижных людей Лазурский указывает на Хохлакову из «Братьев Карамазовых» Ф. М. Достоевского, адъютанта Жеркова и княгиню Болконскую из «Войны и мира» Л. Н. Толстого. Для иллюстрации людей аффективного типа приводятся Ноздрев и Хлестаков. Между тем в психологических характеристиках, которые Лазурский дает людям содержательными и высокообобщенными идейными мотивами, очень трудно выделить какой-либо тип темперамента. Таковы характеристики доктора Гааза, Песталоцци, Роберта Оуэна и др.

Если бы связь темперамента и отношений личности заключалась только в таком ограничении и подавлении проявлений темперамента идейными обобщенными отношениями личности, тогда довольно логично было бы предположение, что, чем выше уровень развития личности, тем меньшую роль играет тип темперамента в поведении человека. В действительности, однако, это не гак. Во-первых, как мы видели выше, если свойства темперамента выражены в своей крайней, полярной степени, то они могут проявиться вопреки всем и всяческим отношениям личности. Во-вторых, не все свойства темперамента в одинаковой степени ограничиваются и преодолеваются отношениями личности. Но главное заключается в том, что не только мотивы и отношения влияют на проявления темперамента, а и наоборот: проявления мотивов и отношений в свою очередь зависят от темперамента.

Такого рода зависимость изучалась в нашей лаборатории в двух работах. А. И. Ильина (1958) сравнивала, как проявляется общение у девочек-старшеклассниц сильного, уравновешенного и подвижного типа (сангвиники) и сильного, уравновешенного и инертного типа (флегматики). Со стороны качественных особенностей в проявлениях общения был установлен ряд различий.

Качественные особенности общения у детей разного темперамента
Сильные, уравновешенные, подвижные Сильные, уравновешенные, инертные
Скорость установления социального контакта Медленность установления социального контакта
Изменчивость и непостоянство отношений общения Устойчивость и постоянство отношений общения
Скорость реакции на проявления общающегося человека Замедленность реакции на проявления общающегося человека
Инициативность и активность в возникновении и в проявлениях общения Пассивность в возникновении и в проявлениях общения

Различия в процессе общения сравнивались в том случае, когда наблюдаемые проявляли симпатию к людям, с которыми они общались, и желание общаться, т. е. при наличии положительного отношения к общению. Следовательно, эти различия в общении следует рассматривать как качественные особенности в проявлениях положительного отношения к общению. Все эти качества, по данным анамнеза, проявлялись и в дошкольном возрасте. Они проявлялись иногда вопреки противодействующим мотивам и отношениям личности.

Так, например, устойчивость и постоянство отношений общения у девочек с инертными нервными процессами проявлялись даже тогда, когда подруги совершали какой-либо недостойный поступок или показывали себя с отрицательной стороны. Устойчивость и постояйство общения проявлялись и в том случае, когда внешние условия были крайне неблагоприятны для общения, например, при переходе в другую школу или при переезде в другой город. Точно так же у девочек с подвижными нервными процессами изменчивость и непостоянство отношений общения проявлялись при отсутствии для этого каких-либо внешних поводов, несмотря на выражения симпатии и привязанности со стороны подруг.

На основании всех этих критериев мы вправе утверждать, что индивидуальные особенности в проявлениях положительного отношения к общению обусловлены свойствами темперамента. Так как по физиологическим испытаниям наблюдаемые отличались друг от друга в наибольшей степени по подвижности нервных процессов, то, следовательно, и указанные качественные особенности мы тоже должны отнести главным образом за счет влияния различной степени подвижности нервных процессов.

Влияние темперамента сказывается не только в индивидуальных особенностях общения, но и в характере тех ситуаций, в которых проявляется положительное отношение к общению.

Ситуации, в которых проявляется положительное отношение к общению
Наблюдаемые — сильные, уравновешенные, подвижные Наблюдаемые — сильные, уравновешенные, инертные
Широкий круг людей Узкий круг людей
Новые, мало знакомые люди Старые знакомые и хорошо знакомые люди
Новая, необычная обстановка Привычная, хорошо знакомая обстановка

Аналогичные факты были установлены при изучении капризности у детей дошкольного возраста (Э. И. Синельникова, 1961). Капризы в этом возрасте можно рассматривать как своеобразную агрессивную реакцию на неудовлетворение каких-либо мотивов (реакция фрустрации). Поэтому индивидуальные различия в проявлениях капризности характеризуют индивидуальные различия в проявлениях агрессивной реакции, т. е. реакции, прямо противоположной общению. В работе Э. И. Синельниковой наблюдаемыми были двое разнояйцевых близнецов: мальчик Валерик и девочка Люда 3 лет. С 2 месяцев они воспитывались в интернатных яслях, а с 3 лет — в круглосуточном детском саду. Таким образом, условия воспитания у них были очень сходные (если не считать тех различий, которые связаны с различием пола). Поэтому различия в проявлениях капризности у них нельзя отнести за счет воспитания.

У Валерика отмечены следующие свойства темперамента: замкнутость, медлительность, молчаливость, быстрая утомляемость, трудность переключения с одной деятельности на другую. У Люды отмечены прямо противоположные свойства: она подвижная, живая, жизнерадостная девочка; любит шумные коллективные игры; движения резкие, порывистые, энергичные; она не проявляет утомления после длительной и шумной игры; легко переключается с одной деятельности на другую.

Индивидуальные особенности в проявлениях капризности
Валерик Люда
Дуется, отказывается от еды, не выполняет требований воспитателя, не реагирует на замечания воспитателя, делает вид, что не слышал их, плачет Хмурится, рвет одежду, катается по полу, бьет руками и ногами по полу, кричит без слез, дерется с детьми

Как видно из этого сравнения, гораздо более активную агрессивность проявляет Люда. Поэтому эти различия в проявлениях капризности следует отнести не за счет полового различия, а за счет темперамента.

Ситуации, в которых проявляется (не проявляется) капризность
Валерик Люда
На занятиях, если занятия затягиваются и он устает На занятиях не капризничает
При неудачах При неудачах не капризничает, а принимается за дело с большей активностью
После сна, когда не хочет вставать Охотно встает
При переключении с одной игры или занятия на другое При переключении не капризничает
На замечания воспитателя реагирует спокойно На замечания воспитателя реагирует агрессивно
Уступчив в игре В игре нередко агрессивна, не желает уступать игрушки другим
На неприятные для него просьбы и требования воспитателя не реагирует, делает вид, что не слышит их На неприятные для нее просьбы и требования реагирует крайне агрессивно

В ситуациях, вызывающих (не вызывающих) капризность, в некоторых случаях можно легко усмотреть влияние отдельных физиологических свойств типа. Например, капризность Валерика на длительных утомительных занятиях, вероятно, объясняется слабостью нервных процессов. Капризность его после сна и при переключении с одной деятельности на другую, вероятно, объясняется инертностью нервных процессов. Однако остальные различия в ситуациях связаны с типом нервной системы и темпераментом более опосредствованно. Так, например, уступчивость в игре Валерика и агрессивность в игре Люды едва ли можно объяснить только различием в силе нервных процессов. Скорее это следует объяснить такими психологическими особенностями, как робость, боязливость Валерика и смелость Люды, которые обусловлены всем типом нервной системы в целом.

Что представляют собой рассмотренные индивидуальные особенности в общении и в агрессивных реакциях? Одни из них характеризуют качественные особенности реакций и действий, в которых проявляется данное отношение личности. Так, например, активность или пассивность в возникновении общения, скорость или медленность установления социального контакта, изменчивость или устойчивость отношений общения — все это такие свойства, которые характеризуют индивидуальное своеобразие реакций или действий при общении. Точно так же молчаливое невыполнение требований или аффективные, взрывчатые реакции характеризуют индивидуальное своеобразие в проявлениях неприязненного отношения к человеку. Индивидуальное своеобразие реакций и действий, в которых проявляется определенное отношение личности, это то, что отличает отношение как свойство направленности личности от отношений как черт характера. Если мы характеризуем отношение личности только со стороны системы мотивов, которой оно обусловлено, то мы характеризуем тем самым направленность личности. Положительное или отрицательное отношение к общению с людьми, неприязненное или дружелюбное отношение к людям — все это свойства направленности личности. Каждое такое свойство направленности тоже индивидуально своеобразно. Но его индивидуальное своеобразие определяется своеобразием мотивации. Так, например, общительность может быть мотивирована у одних людей желанием развлечься, получить новые впечатления при общении с людьми, а у других — наличием глубоких общих политических или профессиональных интересов. Точно так же и неприязненное отношение к людям может быть очень различным образом мотивировано и в зависимости от этого характеризовать различные индивидуальные свойства направленности. Если, однако, мы характеризуем отношение личности не со стороны мотивации, а со стороны способа реагирования и способа действия, то это не свойство направленности, а черта характера. Индивидуальные качественные особенности действий и поступков — один из наиболее существенных признаков характера, который мы находим почти в любом его психологическом определении (К. Н. Корнилов, 1946, стр. 158; Б. М. Теплов, 1954, стр. 235; Б. Г. Ананьев, 1949, стр. 29; СЛ. Рубинштейн, 1946, стр. 666).

Разумеется, черты характера определяются отношениями личности, т. е. ее направленностью, но они не сводятся только к отношениям личности. Следовательно, одну группу качественных особенностей в проявлениях отношений личности, рассмотренную выше, составляют черты характера, обусловленные темпераментом. Более того, каждая черта характера, поскольку она представляет собой отношение личности, реализованное в деятельности, необходимо выражается в динамических особенностях деятельности и потому в той или иной степени обусловлена также и темпераментом. Но и обусловленное темпераментом своеобразие объективных ситуаций, в которых проявляется данное отношение личности, тоже относится к проявлениям черт характера. Черты характера выражаются не только в способе реагирования и способе действия, но и в своеобразии тех объективных ситуаций, в которых они проявляются. Каждая черта характера проявляется лишь в специфической для нее типической ситуации.

В работе А. И. Ильиной легко и быстро общались друг с другом и в кругу семьи или с близкими друзьями не только общительные наблюдаемые, но и замкнутые, т. е. с противоположными чертами характера. Но если наблюдаемая легко устанавливала социальный контакт и проявляла активность и инициативность в возникновении общения даже в среде малознакомых, новых для нее людей, в большом и новом для нее коллективе, то именно эта ее особенность характеризовала ее общительность. Точно так же агрессивные реакции, проявляемые Валериком (Э. И. Синельникова, 1961) в минуты неудачи или в состоянии утомления, не характеризуют его неприязненного отношения к людям. Но когда Валерик упорно и настойчиво не выполняет требований воспитателя и делает вид, что не слышит их, это характеризует его неприязненное отношение. Когда Люда в игре, не желая уступить игрушку, проявляет аффективные и агрессивные реакции, то в этом выражается агрессивность как черта ее характера.

Таким образом, свойствами темперамента обусловлена также избирательность ситуаций, в которых проявляется та или иная черта характера. И здесь снова нужно иметь в виду, что сам по себе взятый, вне и независимо от какого-либо определенного отношения личности, темперамент не определяет какого-либо конкретного способа действия в конкретной ситуации. Так, например, если нет склонности к общению с людьми вообще, то каков бы ни был темперамент человека, он не будет склонен общаться с ними в каких-либо определенных типичных ситуациях. Если ребенок испытывает к окружающим детям симпатию и желание сотрудничать с ними, то, каков бы ни был темперамент, он не будет проявлять озлобленности и агрессивности в совместной игре. Однако при наличии определенного отношения личности своеобразие тех типичных ситуаций, в которых оно проявляется теми или иными реакциями и способами действия, обусловлено также темпераментом. Вместе с тем в своеобразии этих типичных ситуаций выражаются определенные черты характера.

Итак, темпераментом обусловлены те индивидуальные черты характера, в которых проявляется определенное отношение личности, и те типичные ситуации, в которых оно проявляется. Одни и те же свойства темперамента индивидуализируются в различных чертах характера в зависимости от отношений личности. Так, например, при положительном отношении к общению, при желании общаться сангвинический темперамент проявится в легкости и скорости установления социального контакта, в инициативности и активности при возникновении общения, в легкости эмоционального отклика при общении и т. п. Однако при отсутствии положительного отношения к общению, при неприязненном отношении к окружающим людям тот же сангвинический темперамент проявится в легкости и скорости возникновения агрессивных реакций, в широкой генерализации этих агрессивных реакций, в активности их проявления и т. п.

В процессе возрастного развития и в процессе воспитания, как говорилось выше, отношения личности к окружающей действительности становятся все более содержательными, многообразными и разносторонними. Но вместе с тем формируется все большее многообразие обусловленных темпераментом способов реагирования, способов действия и ситуативных типов поведения, в которых эти отношения личности проявляются. В процессе развития тип темперамента все более индивидуализируется, т. е. воплощается во все большем многообразии черт характера и ситуативных типов поведения. Следовательно, регулирующая роль темперамента в деятельности не уменьшается в процессе развития, а, наоборот, становится все более широкой и разносторонней.

Индивидуализация темперамента в чертах характера связана не только с возрастом, но и с идейным уровнем личности. Узкие и малообобщенные влечения, потребности и интересы Удовлетворяются в узком кругу немногих ситуаций, при помощи весьма ограниченных способов действия. Поэтому и возможности для индивидуализации темперамента в чертах характера здесь гораздо ограниченнее. В характеристиках Ноздрева и Хлестакова, которыми А. Ф. Лазурский (1922) пользуется для иллюстрации аффективного типа, индивидуальность характеризуется очень немногими и мало дифференцированными, глобальными проявлениями. Гоголевские психологические портреты с характерной для них лаконичностью и гиперболизацией черт действительно представляют благодарный материал для иллюстрации личности этого уровня. Наоборот, при господстве идейных, высокообобщенных мотивов и отношений удовлетворение достигается в очень широком кругу ситуаций, при помощи разнообразных, не шаблонных, а творческих способов действия. Поэтому и возможности для индивидуализации темперамента в чертах характера здесь гораздо шире.

В характеристиках доктора Гааза, Песталоцци, Роберта Оуэна проявления темперамента гораздо многообразнее и тоньше дифференцированы. Так, например, доктор Гааз, как и Ноздрев, был очень аффективным, энергичным, подвижным, деятельным. Но все эти качества у него проявлялись очень различным образом, очень дифференцированно. Его эффективность проявлялась, когда затрагивались интересы арестантов, тогда как обычно он был кротким и спокойным. Его энергичность, настойчивость и активность проявлялись в общественной борьбе и совершенно не проявлялись, когда затрагивались его личные материальные интересы (1922, стр. 247–251).

Темперамент здесь в гораздо большей степени проявляется в чертах характера, т. е. в связи и зависимости от определенных отношений личности. Тип темперамента здесь выражен в поведении гораздо более опосредствованно, через отношения личности и потому труднее распознается. Однако тем самым свойства темперамента гораздо более индивидуализированы и дифференцированы. Наоборот, на низшем уровне обобщения отношений личности темперамент проявляется гораздо в большей степени вне и независимо от отношений личности. Поэтому тип темперамента выражен в поведении более прямо и непосредственно и легко распознается. И тем самым свойства темперамента в меньшей степени индивидуализированы и дифференцированы.

Индивидуализация свойств темперамента в зависимости от отношений личности одновременно представляет собой и индивидуализацию отношений личности в зависимости от свойств темперамента. Одни и те же отношения личности, одинаково мотивированные, в зависимости от темперамента, реализуются в различных реакциях и способах действия, ситуативных типах поведения и тем самым воплощаются в разных чертах характера. Так, например, положительное отношение к общению с людьми, мотивированное общностью интересов, общими целями и задачами деятельности, у человека с сильными, уравновешенными и подвижными нервными процессами воплощается в скорости установления социального контакта, активности и инициативности в общении, а у человека с сильными, уравновешенными и инертными процессами — в медленности установления социального контакта и отсутствии инициативы при общении.

Таким образом, существует двоякая, прямо противоположная связь между свойствами темперамента и отношениями личности:

  1. Под влиянием отношений личности в той или иной степени ограничиваются и подавляются проявления свойств темперамента и изменяются самые свойства темперамента;
  2. В зависимости от свойств темперамента отношения личности индивидуализируются в различных способах реагирования, способах действия и ситуативных типах поведения.

Какая из этих зависимостей генетически первична? Что раньше сказывается в развитии личности ребенка и в развитии каждого отдельного свойства личности — зависимость темперамента от отношений личности или индивидуализация отношений личности в зависимости от темперамента?

Свойства темперамента проявляются в развитии ребенка раньше, чем складываются те или иные устойчивые, постоянные и обобщенные отношения личности. На третьем году жизни мы можем с достаточной определенностью диагностировать свойства темперамента, но совершенно еще не в состоянии характеризовать какие бы то ни было устойчивые и постоянные отношения личности. Свойства темперамента гораздо устойчивее и консервативнее, чем отношения личности. Поэтому, когда в процессе развития формируется какое-либо новое отношение личности, оно в течение более или менее длительного времени сосуществует с имеющимися свойствами темперамента и их проявлениями.

Все это вместе взятое приводит к тому, что в процессе развития раньше всего возникают обусловленные темпераментом способы реагирования, способы действия и ситуативные типы поведения, в которых проявляется какое-либо отношение личности. Лишь вслед за этим, по мере того как отношение личности становится все более активным, устойчивым, постоянным и обобщенным, оно само в свою очередь ограничивает и подавляет проявления свойств темперамента и изменяет самые эти свойства. Другими словами, индивидуализация отношений личности в зависимости от свойств темперамента генетически первичнее, чем изменение темперамента и его проявлений в зависимости от отношений личности. Отсюда вытекает и дальнейшее. Индивидуализация отношений личности обусловлена двояким образом:

  1. Индивидуальными мотивами, лежащими в основе одного и того же отношения личности;
  2. Свойствами темперамента.

Содержание мотивов деятельности конкретной личности определяется исключительно объективными условиями ее развития и деятельности. Эти объективные условия в детском возрасте главным образом организуются воспитателями в соответствии с общественными целями и задачами воспитания. Поэтому в той степени, в какой отношения личности индивидуализируются в зависимости от мотивов,— это индивидуальность, сформированная, созданная воспитателем.

Иначе дело обстоит с индивидуализацией отношений личности свойствами темперамента. Черты характера, обусловленные темпераментом, зависят в большей степени от данных уже сложившихся ранее индивидуальных особенностей темперамента, а не от тех, которые складываются в данный момент. Поэтому, несмотря на изменения свойств темперамента, обусловленные ими черты характера в большей степени созданы сложившейся раньше индивидуальностью, чем внешними условиями деятельности и требованиями воспитателей.

Индивидуальными мотивами деятельности обусловлены главным образом цели и задачи деятельности, «позиция личности», а в известной степени и способы действия, поскольку они с необходимостью вынуждаются целями и задачами. Поэтому индивидуальная «позиция личности» — это нечто преимущественно сформированное условиями деятельности и требованиями воспитания. Наоборот, индивидуальный характер реакций и способов действия, а также те специфические ситуации, в которых проявляются эти черты характера, в той степени, в какой они обусловлены темпераментом, создаются и выбираются самой индивидуальностью.

Отсюда вытекает также, что и пути, и принципы индивидуализации воспитания совершенно различны в зависимости от того, какую сторону индивидуальности они учитывают. Если индивидуальные приемы воспитания исходят из индивидуальной «позиции личности», т. е. индивидуальных мотивов деятельности, то основной путь индивидуального воспитания заключается в индивидуальных целях, задачах и требованиях, предъявляемых воспитателем ребенку. Что же касается способов действия и характера реакций, наиболее целесообразных для осуществления данных целей и задач, то они могут быть усвоены путем воспитания соответствующих привычек и навыков.

Если же индивидуальные приемы воспитания исходят не только из индивидуальной «позиции личности», но и из черт характера, обусловленных темпераментом, тогда воспитатель не ограничивается индивидуализацией целей, задач и требований, но ищет наиболее целесообразные для данного ребенка способы действия; притом эти способы действия не могут быть просто выучены ребенком, они должны быть созданы в соответствии с его темпераментом.