Обусловленность идентичности современной женщины

Изначально в сознании человека не существовало субъектно-объектных отношений, ожиданий, описаний — так утверждают множество исследований. Затем, эволюция психики постепенно привела нас к разделенности сознания и бессознательного, времени и пространства, мужского и женского. Но эти различия не являются универсальными. Антропологи, этнографы и историки давно установили относительность представлений о нормах поведения, о «типично мужском» или «типично женском»: то, что в одном обществе считается мужским поведением или чертой характера, в другом может определяться как женское.

«Интуиция — сокровище женской души. Она сродни гадательной принадлежности, сродни магическому кристаллу, в который можно заглянуть сверхъестественным внутренним зрением. Она сродни старой мудрой женщине, которая всегда с вами, которая точно скажет вам, в чём дело, точно скажет вам, куда идти: налево или направо».

Изначально в сознании человека не существовало субъектно-объектных отношений, ожиданий, описаний — так утверждают множество исследований. Затем, эволюция психики постепенно привела нас к разделенности сознания и бессознательного, времени и пространства, мужского и женского. Но эти различия не являются универсальными. Антропологи, этнографы и историки давно установили относительность представлений о нормах поведения, о «типично мужском» или «типично женском»: то, что в одном обществе считается мужским поведением или чертой характера, в другом может определяться как женское.

Отмечающееся в мире разнообразие социальных характеристик женщин и мужчин и принципиальное тождество биологических характеристик людей позволяют сделать вывод о том, что биологический пол не может быть объяснением различий их социальных ролей, существующих в разных обществах. Таким образом, в науке возникло понятие «гендер», означающее совокупность социальных и культурных норм, которые общество предписывает выполнять людям в зависимости от их биологического пола. Гендер конструируется обществом как социальная модель женщин и мужчин, определяющая их положение и роль в обществе. Гендерные системы различаются в разных обществах, однако в каждом обществе эти системы асимметричны. Усвоение человеком образцов поведения, форм деятельности, социальных ролей и эмоциональных характеристик в условиях взаимодействия социокультурных и биологических факторов есть процесс гендерной идентичности. Формирование этой структуры самосознания происходит многоступенчато.

Процесс гендерной идентичности связан с процессом социализации, когда у человека происходит соединение социального и индивидуального сознания и бессознательного. Путь гендерной идентичности у мужчин и женщин протекает по различным механизмам и отличается по содержанию, значимости и объему занимаемого пространства в структуре личности, мерой устойчивости, длительностью существования.

Идея выделения типов гендерной идентичности личности основана на том, что все формы поведения обусловлены архетипами, т. е. элементами коллективного бессознательного, обозначающими суть, форму и способ связи наследуемых бессознательных первичных человеческих первообразов и структур психики. Архетипы анима и анимус являются одними из конструктов, выражающих женское и мужское начало в интерперсональном бессознательном.

Четыре состояния архетипа

Юнг рассматривает четыре состояния архетипа анимы, соответствующих типам гендерной идентичности женщин, условно названных Евой, Еленой, Софией и Марией, и четыре состояния архетипа анимуса, соответствующих типам гендерной идентичности мужчин — Маг, Воин, Возлюбленный и Правитель.

Основатель глубинного направления в психологии К. Г. Юнг рассматривал гендерную идентичность как часть процесса индивидуации. Формирование Эго-сознания как основного содержания индивидуальности осуществляется в двух направлениях: от внешнего к внутреннему (соединение себя с миром, идентификация) и от внутреннего к внешнему (соединение себя с собой, идентичность). Юнг предполагал, что каждый индивид трансформирует физические события жизни в психический процесс, содержание которого зависит от субъективно-психического, т. е. от опыта, чувственного переживания и имагинативных образований у каждого индивида. Характеристику наследственных, бессознательных идей и образов Юнг называл архетипами, которые представляют собой элементы коллективного бессознательного, обозначающие суть, форму и способ связи наследуемых бессознательных человеческих первообразов и структур психики, обеспечивающих основу поведения и структурирование личности. Архетип является универсальным мифологическим символом, присутствующим в большинстве культур, который может по-разному интерпретироваться в любых обстоятельствах, не теряя при этом своего основного звучания. Анима и анимус — это два конструкта, выражающие женского и мужского начало в интерперсональном бессознательном.

К. Г. Юнг предполагал, что в бессознательном ребенка уже существует готовность наследовать инстинкты, априорные и формальные условия апперцепции. Несмотря на универсальность архетипов, ребенок все же появляется на свет с индивидуализированным мозгом и, благодаря чувственным возбуждениям, приходящим извне, обусловливает индивидуальный выбор и оформление апперцепции (восприятий внешнего мира). Под воздействием образа родителей на начальных стадиях сознания (между первым и четвертым годами жизни) происходит формирование анимы и анимуса. Женская, материнская часть соответствует аниме, а мужская — анимус, соответствует отцу. Поэтому в каждом мужчине есть нечто женственное, а в каждой женщине — мужское.

Дальнейшая социализация требует от каждого индивида исполнения отведенной ему социальной роли. Исполнение этой роли во многом зависит от другого архетипа — персоны, сложной системы отношений между индивидуальным сознанием и социальной представленностью, коллективной совестью. Персона — удобный вид маски, рассчитанной на то, чтобы, с одной стороны, производить на других определенное впечатление, а с другой — скрывать истинную природу индивидуума. Построение социально привлекательной персоны зависит от установок и традиций, принятых в данном обществе.

В бессознательном мужчины существует унаследованный коллективный образ женщины, с помощью которого он понимает природу женщины, а в бессознательном женщины присутствует коллективный образ мужчины. Но в культуре мужчине необходима максимальная степень вытеснения женственных черт, для женщины же допустимо в современном обществе быть сильной, мужественной. Поэтому в процессе формирования гендерной идентичности мужчины между персоной и анимой существуют компенсаторные отношения. Юнг предполагал, что сила, с которой человек идентифицируется с маской, равна силе воздействия на него изнутри, где бессознательное подавляет Я. Идеальный образ мужчины поэтому должен компенсироваться внутренней женской слабостью.

Современный мужчина практически лишен обычаев в системе воспитания, инициирующих его отделение от женского бессознательного начала, и, в соответствии с западной традицией, его сознание обращено, главным образом, наружу, а внутренние вещи остаются непознанными и непризнанными. Но, чем более бессознательным является внутренний мир для человека, тем более он воздействует на него, чем существеннее доля вытесненных содержаний, тем более негативную и примитивную окраску приобретает инвазия бессознательного, чем сильнее вытеснение тем более активен архетип тень. Своеобразие конфликта между персоной и анимой и определяет особенности механизмов формирования гендерной идентичности мужчины, при нарушении которой, мужчина (идентифицируясь с анимой), проявляет в разной степени такие качества как сентиментальность, зависимость, послушание, обидчивость, постоянная забота о престиже своей мужественности.

Механизмы формирования гендерной идентичности женщины более сложны. Компенсирующей системой у женщин является анимус. Юнг считал, что сознание женщины иное, чем сознание у мужчин. Поэтому в бессознательном женщины существуют аспекты, отличные от тех, которые есть у мужчины, т. к. характеристики анимуса отличны от характеристик анимы. К. Г. Юнг утверждал, что анима производит настроения, а анимус — мнения, и поэтому настроения мужчины появляются из глубин бессознательного, также как и мнения женщин основываются на бессознательных, априорных предпосылках. Мнения анимуса часто имеют характер солидных убеждений или принципов, которые нелегко поколебать, т. к. они идут из бессознательного, и дают возможность принимать их без сомнений. Именно поэтому анимус не противостоит персоне, а является в какой то степени множеством персон, которые представлены истинами, принципами морали, разумностью, усвоенными бессознательно с детства, и которые выступают у женщины тогда, когда отсутствует сознательное и компетентное решение. Таким образом, анимус выступает как консервативная коллективная совесть, он может заменить имаго человека, на мнением о нем, и это мнение не подвержено критике.

Анимус обладает еще одной особенностью, которая заключается в том, что его мнения всегда коллективные и стоят над индивидуальными суждениями (например, высокоинтеллектуальные женщины, благодаря своему анимусу, испытывают страсть к рассуждениям и к критике, чем подчас раздражают мужчин). Находящийся в бессознательном анимус женщины стремится к экстраверсии, вместо того, чтобы осознанно, критически формировать мнения о происходящих ситуациях.

Символы, обозначающие четыре основных типа гендерной идентичности женщин — Ева, Елена, София и Мария, соответствуют основным традиционным характеристикам женского начала — импульсивности, эмоциональности, интеллектуальности и добродетели.

Рассмотрим специфические социальные установки, которые формируют специфику гендерной идентичности женщин.

Тип гендерной идентичности — Мария

Бессознательные поведенческие установки этого типа женщин связаны со стремлением их к добродетели, которая понимается ими сообразно качеству энергии, определяющей вид гендерной идентичности.

Для представительниц вида Мария — высшим предназначением женщины является безусловная любовь к ребенку (или к идее ребенка).

Бессознательная установка женщин, относящихся к виду Марии — заключается в преданном, бесконечно искреннем и честном, вне критики и скепсиса, вне логической аргументации служении традициям, устанавливаемым чаще мужчинами, и сохранении традиций.

Основная установка женщин типа Мария — формируется под действием деструктивной материнской любви к своему детищу, связанной с тем, что только она знает, что и как надо ему делать. Поведение, основанное на этой уверенности, может превратить женщину в злобную ведьму.

Тип гендерной идентичности — София

Приоритет в бессознательных установках и принципах женщин этого типа отдается интеллектуальности, женской мудрости и рассудительности. В зависимости от видов идентичности эти установки имеют ряд особенностей.

Так София — считает, что её основным жизненным предназначением должна стать передача следующим поколениям в процессе воспитания и социализации конструктивного опыта, основанного на моральном поведении, что и считается жизненной мудростью.

Для женщин, относящихся к гендерному виду София — главным принципом является не только дать жизнь, но и сохранить её. Поэтому они стремятся передавать детям традиции, знания, умения, навыки и способы приспособления к жизни на земле среди людей. Эти женщины уверены, что самое главное для реализации этого умения является способность адаптироваться к условиям реальности.

Бессознательные установки Софии — являются деструктивными, так как она уверена в том, что знает о том, что надо другим, тем самым она использует свои знания, опыт и социальные возможности для того, чтобы ограничивать личность, тормозить её развитие, лишить позитивного будущего.

Тип гендерной идентичности — Елена

При формировании бессознательных установок женщин данного типа приоритетным является такое женское качество как эмоциональность.

Тип Елена — живет с убеждением, что любви и сопереживания достойно все сущее на земле. Женщины этого типа наделены большой способностью к пониманию и умению поддержать любого независимо от статуса и возраста, расы и культурной идентичности.

Установки Елены — связаны с эмоциональной вовлеченностью, страстностью, вожделением и одновременно с неустойчивостью, быстрой сменой желаний и интересов. Все оправдано, если это по-настоящему увлекает женщину.

Деструктивность бессознательных установок женщин типа Елена — выражается в высшей степени безнравственности, когда для достижения целей не существует никаких моральных ограничений и используются все низменные приемы, характерные для женского коварства: льстивость, хитрость, клевета, измена, лживость, интриги.

Тип гендерной идентичности — Ева

Основой для формирования бессознательных установок женщин этого типа служат такие женские качества — как импульсивность и чувственность.

Поведение женщин типа Евы — строится на таком жизненном убеждении, что она является во всем помощницей мужчины. Между ней и её мужчиной непременно должна существовать духовная близость. Целью этих женщин является рождение его детей.

Установки, руководящие поведением женщин типа Ева — основаны на идеи прагматичности плотской любви и сладострастия. Цель продажи себя и собственного тела — получение от мужчины внимания, материальных ценностей, статусного положения, защищенности и т. д. Средства реализации данной установки красиво маскируются ею в социальные ритуалы, эмоциональные, интеллектуальные и поведенческие алгоритмы.

Бессознательная установка женщин типа Ева — основа на безудержной, разнузданной сексуальности, которая руководит желаниями, действиями и целями представительниц данного типа гендерной идентичности женщин.

Итог

Сложность глубинного механизма формирования гендерной идентичности женщины связана, как предполагал К. Г. Юнг, с представленной множественностью анимуса в бессознательном женщины в отличие от единичности анимы в бессознательном мужчины. Кроме того, сознательная установка женщины более сконцентрирована в личностном отношении, чем установка мужчины. Это и объясняет, тот факт, что механизмы гендерной идентичности у женщин и мужчин хоть и имеют подобную природу, все-таки происходят по-разному. Но в любом случае, если влияние бессознательного анимуса у женщины велико, то ей грозит опасность потерять свою женственность, также, как и мужчина в подобных обстоятельствах рискует феминизироваться. Такие психические изменения связаны с тем, что функция, относящаяся к внутреннему миру, оборачивается наружу.

Таким образом, рассмотрев формирование гендерной идентичности с точки зрения механизмов глубинной психологии, мы можем утверждать, что у женщин этот процесс идет более сложно и неоднозначно.

Огромную роль на результат формирования женской гендерной идентичности может оказывать наложение друг на друга разных символических аспектов, связанных с множественностью установок в бессознательном женщины. В реальности, например, может быть, что установки высших аспектов женщины (София или Мария, определяющих функцию персонификации знания или высшую добродетель), сочетаются со своими низшими формами (Ева или Елена, когда она выступает в роли соблазнительницы, непоследовательной, ветреной, неверной, лицемерной).