Примитивные защиты психики

«Защитными механизмами называются невротические процессы направленные на прерывание контакта с внешней средой. Ф. Перлз писал: «Интроектор делает то, что другие хотят, чтобы он сделал, проектор делает другим то, в чем их обвиняет, что они делают по отношению к нему, ретрофлектор делает для себя то, что он хотел бы сделать другим, а личность в патологическом слиянии не знает кто, что кому делает».

«Знание концепции защит и разнообразия защитных механизмов, используемых в человеческом бытии, является решающим для понимания характера».

«Защитными механизмами называются невротические процессы направленные на прерывание контакта с внешней средой. Ф. Перлз писал: «Интроектор делает то, что другие хотят, чтобы он сделал, проектор делает другим то, в чем их обвиняет, что они делают по отношению к нему, ретрофлектор делает для себя то, что он хотел бы сделать другим, а личность в патологическом слиянии не знает кто, что кому делает».

Интроекция

Перлз первый связывал процесс усвоения пищи организмом с психологическим символизмом и значением. Речь идет о пробовании, жевании, глотании кусочков, проглатывании целиком и т. п. Особенно это можно проследить в описании Пелзом невротического процесса интроекции.

Интроекция — это процесс, во время которого концепции, отношения, стандарты поведения, мораль, ценности и т. д. берутся личностью без критической проверки, без усвоения. Такие непреваренные концепции, отношения, стандарты поведения и т. д. называются интроекциями.

Интроекции в «здоровом использовании» — это интериоризация «правил» жизни, полученных от главных заботящихся взрослых. Этот процесс происходит как ролевое обучение, и его можно увидеть в имитации и ролевых играх. Если говорить о процессе развития, ребенок начнет подвергать сомнению свои интроекции на стадиях автономии (Я — есть?) и подростковой (Кто я есть?). Обе стадии включают в себя отделение от главных заботящихся людей и образование тождественности.

При «нездоровом использовании» ценности, верования, отношения и т. д. «проглатываются целиком», не проверяясь. Внутренний конфликт развивается, когда ребенку не позволяют пробовать, сравнивать, опровергать, изменять и/или принимать систему верований его главных заботящихся о нем людей. Эта борьба проявляется, когда ребенок пытается жить своей жизнью по правилам других, добиваясь в то же время, своей автономности. Эта внутренняя борьба — главная точка для понимания происходящего невротического процесса. Другими словами, интроекция есть первоначальный процесс для вмешательства. Например, ребенка учат, что выражать злость, согласно тем социальным правилам, по которым он живет, нельзя. Следовательно, он может ретрофлексировать свои эмоции злости, чтобы приспособиться к интроективной задаче: «не чувствуй и не выражай злость».

В процессе развития человек, будучи младенцем, принимает и поглощает значимые материнские отношения. По мере роста, он включается в процесс интроекции, проверяя интроективные положения на наиболее значимых стадиях развития. У взрослого имеет место либо реальное усвоение, т. е. принятие ценностей и идей как своих собственных, либо торможение естественного процесса индивидуализации и отделения.

Проявления:

По мнению И. Полстера «Основным инструментом борьбы с интроекцией является фокусировка на развитие чувства выбора, возможного для него, и следовательно, утверждение его личностной силы, помогающей различать «меня» и «тебя». Это может сопровождаться выделением интроективного послания и человека, дающего это послание (отделением собственных потребностей, взглядов, верований и т. п., от взглядов, потребностей человека дающего послание) и, в конечном итоге, принятием решения жить собственной жизнью (решением не жить по чужим ожиданиям и, возможно, даже причинять этим боль другим).

Проекция

Противоположностью интроекции является проекция. Если интроекция — это тенденция принимать на себя ответственность за то, что в действительности является часть окружения, то проекция — это тенденция делать окружение ответственным за то, источником чего является сам человек».

В процессе проецирования человек чувствует себя некомфортно, если он признается или заявляет о своих личностных особенностях, отношениях, верованиях, поведении или чувствах, и, вместо этого, приписывает все окружению. Этот дискомфорт — отклик на интроекцию, данную главными заботящимися людьми, такую как: «Не забивай голову!» или «Будь вежлив, следи за своими манерами!».

Проекция — это процесс, в котором позитивные и/или негативные свойства, отношения, качества, верования, поведения или чувства, которые в действительности относятся к самой личности, приписываются объектам и/или людям. Существуют различные типы проекций:

При здоровом функционировании проекции можно наблюдать в личностной идентификации и эмпатии с другими. Это означает, что «никто не может знать, как видит мир кто-либо другой; человек может только использовать собственное воображение для того, чтобы предположить это. Здоровая позиция состоит в том, чтобы ясно видеть мир, чувствовать, что происходит и собирается произойти, понимать и принимать ответственность за свои наблюдения, осознавать свои проекции и быть восприимчивым к новой информации.

Нездоровое функционирование состоит в критическом осуждении других за их особенности, которыми обладает сам проектор. Проекция без понимания ответственности и восприимчивости к новым данным приводит к потере важной информации с собственными идеями и фантазиями. Такой способ искажения реальности мешает человеку оценивать свой вклад во взаимодействие с окружением.

В процессе развития маленькие дети интроецируют, «проглатывают целиком» поведенческие паттерны, способы отношений, манеры, основные представления о людях, религиозные верования и практики, ценности и бессчетное количество других феноменов (интроецировав что-либо, они пытаются действовать по ним). Это означает, что они проецируют их в свой мир. Через такую проекцию, человек воздействует на мир и получает реакции и обратную связь. Основываясь на обратной связи, поступающей от окружения, ребенок/взрослый либо принимает, либо отвергает «проецированную» интроекцию.

Проявления проекций:

Вмешательство:

Вмешательство в основном направлено на возврат тех свойств, отношений, верований, поведений и чувств, которые клиент проецирует на других. Это может сопровождаться предоставлением клиенту возможности идентифицировать проекции при помощи диалога на «горячем стуле» между осуждаемым и осуждающим. Интеграция происходит тогда, когда клиент вновь возвращает непринятые части себя.

Ретрофлексия

В процессе ретрофлексии человек прекращает попытки повлиять на окружение, становясь отдельной и самосохраняемой единицей, возвращая всю энергию обратно в замкнутую внутриличностную систему и порывая контакты с окружением. Такая форма невзаимодействия с окружением также поддерживается интроекциями заботящихся людей, относящимися к природе чувств и их выражению. Например, ребенок интроецирует послание: «Большие мальчики не плачут!», — и столкнувшись с болевыми ощущениями, прячет свою боль внутрь, останавливает слезы и причитания.

Ретрофлексия — это процесс возврата чувства назад, точно против себя в определенное место среды как объект (или мишень) для выражения чувств. «Ретрофлексия подчеркивает центральную человеческую силу, позволяющую разделить себя на наблюдателя и наблюдаемого — на того, над чем производится действие и того, кто это действие производит» И. Полстер. Этот раскол часто вызывает внутренний стресс и напряжение, потому что он заключен внутри «я» и не выражается в поведение человека.

«Здоровое использование» выражается в самоконтроле и самодисциплине. Сознательная адаптация индивида к социальным нормам имеет функциональную ценность, потому что она обеспечивает тот тип контроля, который защищает человека от внешней опасности. Другими словами, человек способен осуществить этот дискриминационный процесс, когда переживает внутренние побуждения, чувства и т. п.

«Нездоровое использование» выражается через психосоматическую болезнь, депрессию и самодеструктивное поведение, то есть калечение самого себя.

В процессе развития ретрофлексия проявляется во время стадии по Э. Эриксону автономии и исходит из физиологической потребности контролировать собственный кишечник и мочевой пузырь, то есть «сдерживать» и «отпускать». Эта физиологическая необходимость затем переводится в психологическую необходимость «позволять» и/или «отпускать» чувства, поведение.

Проявления:

Вмешательство:

«Движение по направлению к росту может заключаться в перераспределении энергии так, чтобы внутренняя борьба (раскол, замеченный ранее) была вскрыта. Вместо того чтобы находиться только внутри человека, энергия высвобождается и может проявляться в отношениях с окружением. Неделание ретрофлексии состоит в успешном поиске подходящих других действий» И. Полстер. Этот процесс сопровождается работой с дыханием, которая позволяет осознавать напряжение; познанием тела и когнитивных ключей; действиями, направленными не столько на себя, сколько на других; выражением потребностей и исследованием интроекции, мешающей свободному проявлению эмоций.

Трансформация энергии из внутренней во внешнюю зависит от постоянного одобрения дыхания и, в соответствующий момент, экстернализации, вербальной экспрессии и намеренного преувеличения конкретных телесных поз или движений. Например, когда клиент закусывает губу, спросите его: «Над чем ты хочешь поразмыслить?» или, когда клиент сжимает кулаки, попросите клиента выразить на внешнем объекте (подушке), все то, что он сдерживает и обращает на себя.

Дефлексия (отклонение)

Дефлексия — это неосознаваемый механизм ухода, направленный на прекращение контакта и усиление изоляции человека от других, так и от его собственного опыта. Этот процесс был выявлен И. Полстер и М. Полстер. Он проявляется во многих поступках, включая принудительное и аддитивное поведение.

Дефлексия — это процесс ухода от прямого контакта с собой, от своих собственных глубоких переживаний, от контактов с окружением. Это часто бывает результатом пережитых в прошлом недоверия, страха боли, отсутствия безопасности.

Здоровое использование можно увидеть в «языке политиков и дипломатов». Как ответ на угрозу, реальную или мнимую, дефлексия может быть стратегией избегания выбора. Например, обезоруживание банды в небольшом городке, где все знали друг друга, сопровождалось разговорами и смехом.

Нездоровое использование можно увидеть в пагубных пристрастиях (и в статике, и в процессе) и в других принудительных поведениях. Другими словами, действия, которые мешают значимому контакту человека с собой или с окружением, и составляют процесс отклонения.

В процессе развития человека дефлексия может быть обнаружена на четвертой стадии (см. эпигенетическую теорию Э. Эриксона). Ребенок начинает учиться строить кооперирующие отношения с окружением в момент выполнения школьных дел. Такая кооперация может рассматриваться как непрямолинейная и вежливая.

Проявления:

Вмешательство:

Стратегическая цель — усиление контакта, либо внутренне — с собой, либо внешне — с окружением. Клиента поощряют дышать глубже и фокусироваться на себе; его учат центрироваться на себе, чувствовать уверенность и опору; его просят установить визуальный и вербальный контакт в прямой манере с другим человеком и прерывают процесс отклонения директивным вмешательством типа: «Прекрати разговаривать, души глубже и чувствуй!». Может возникнуть необходимость снова перефокусировать клиента.

Конфлюэнция (слияние)

«Когда человек совсем не чувствует границы между собой и окружением и когда ему кажется, что он и окружение есть единое целое — он слит с ним.»

Слияние — это процесс, когда нет понимания отдельности каждого человека, когда не учитывается разница между двумя существами.

Здоровое использование потенциально можно увидеть в описанной А. Маслоу «вершине опыта». Это чувство слияние с другими, с окружением. Примерами могут быть: религиозный опыт, интимные и любовные отношения, опыт «Я-ТЫ» в терапии, групповой работе, работа в команде.

Нездоровое использование. «Так как при таком слиянии человек не может высвободиться из окружения, с которым он слит, гораздо лучше, когда имеет место процесс проекции, ретрофлексии или дефлексии. Необходимое разделение воспринимаемого на то, что воспринимается как «Я», и то, что воспринимается как «не-Я», было утеряно».
Нездоровое функционирование заключается в слитых отношениях, когда нет границы между людьми. Оба человека могут верить в то, что они знают мысли, переживают чувства, проживают опыт другого.

Cлияние — самый близкий к взаимозависимости невротический процесс.

В процессе развития слияние является нормальной фазой развития в зародышевом и новорожденном периодах. Младенец не способен сделать различение между Я и мамой, или «не-Я». Во время стадии «автономии — стыд, сомнение» ребенок начинает отделяться от матери, видеть разницу между «Я» и «не-Я».

Проявления:

Вмешательство:

«Противодействие слиянию — контакт, дифференциация и артикуляция. Человек должен начать проживать опыт собственных выборов, потребностей и чувств и не смешивать их с выборами, потребностями и чувствами других людей. Он должен усвоить, что может столкнуться с ужасом отделения от других людей и при этом остаться живым. Главный фокус вмешательства — развитие границ». И. Полстер. Важно заметить, что «слитый человек», возможно, когда-то получил интроективное послание о том, что отделение от главных заботящихся о нем людей не будет принято. Столкнувшись с задачей отделения или индивидуализации, он мог пережить то, что сейчас называется «страхом покинутости».