Пропаганда с древнейших времён до первой мировой войны

Статья — первая часть курса лекций Данилина Павла Викторовича «Политическая пропаганда: новые технологии».

Что такое пропаганда?

Определение и классификация

Пропаганда (от лат. propaganda — распространение). Существует множество определений того, что же такое пропаганда. Для целей нашего курса мы будем использовать нейтральное определение: пропаганда — распространение идеологических и политических воззрений на аудиторию с целью формирования взглядов, ценностей, представлений, эмоций, идеологии, оказания влияния на поведение человека или общества.

А чем же тогда пропаганда отличается от пиара? Разве пиар не влияет на поведение человека? Например, средствами пиара можно заставить приобрести тот или иной предмет, зачастую ненужный? Чем пропаганда отличается от агитации? Например, агитация воздействует на электоральное поведение, как человека, так и общества? И есть ли вообще она — эта разница?

Есть специалисты, которые не видят никакой разницы между пиаром и рекламой, агитацией и пропагандой. Есть также специалисты, которые считают агитацию частью пропаганды. Есть те, кто считают пропаганду частью пиара. Однако наиболее справедливо было бы разделять эти понятия.

Объясню на примерах. Избранный недавно президент США имеет черных предков. Посредством средств пиара народ США удалось убедить в том, что Обама достоин быть кандидатом в президенты. Через агитацию народ США удалось убедить проголосовать за Обаму на выборах. Но только пропаганда толерантности и равноправия чернокожих и белых, которая велась в течение более чем полувека, позволила сложиться обстоятельствам, при которых вообще стал возможным факт участия не белого не WASP’а в высшей политике США.

Аналогичная ситуация была недавно в России. Возьмем 1993 год — референдум о доверии Ельцину и Верховному совету. Средствами пиара и агитации были обеспечены явка на выборы и соответствующее голосование. Но только средства пропаганды сделали необратимым выбор демократического пути развития российского общества. Именно пропаганда демократии и рынка так изменили мировосприятие недавно советских людей, что их голосование продемонстрировало — возвращения в СССР не будет.

Таким образом, надо выделять пропаганду как самостоятельную часть системы политических коммуникаций.

Эта система состоит из трех составляющих:

  1. Реклама и агитация;
  2. Пиар;
  3. Пропаганда.

Каждая из них выполняет свою роль.

Политическая реклама и агитация — процесс информационного воздействия на массы с целью побуждения к определенному политическому поведению. В частности, речь может идти о побуждении к голосованию определенным образом.

Политический пиар — процесс формирования отношения к тому или иному персонажу, политической структуре, их действиям.

Политическая пропаганда занимается работой с массовым сознанием или с сознанием определенной аудитории (ЛОМов — лидеров общественного мнения) с целью популяризации идеалов, целей, желаний.

Методы воздействия на массовое сознание во всех трех случаях не отличаются. Но очень существенно отличаются цели и стратегии их достижения.

Реклама и агитация занимаются в основном мобилизацией сторонников, а также побуждением сторонников к удовлетворению собственных желаний.

Пиар занимается подготовкой массового сознания к тому, чтобы воспринять пропагандистскую активность, а также к тому, чтобы, после восприятия пропаганды, поменять свою идентичность или принять предлагаемую идентичность.

Пропаганда, в свою очередь, занимается, в отличие от агитации, не побуждением, а убеждением, и, в отличие от пиара, не разравниванием поля, а засеванием его семенами.

Агитация и реклама чаще всего направлены на сторонников.

Пиар работает как со сторонниками, так и с «чистым полем» — неопределившимися.

В отличие от агитации и рекламы пропаганда имеет дело, как со сторонниками, так и с противниками, так и с неопределившимися — болотом.

В политической системе все эти составляющие взаимосвязаны и взаимозависимы, а иногда, одни перетекают в другие.

Условно говоря, можно представить схематическое изображение системы политических коммуникаций:

Актор (государство);
СПК (система политических коммуникаций).

Пиар Пропаганда Реклама
Формирует доверие Формирует убеждения Побуждает к голосованию

Давайте возьмем в качестве примера Россию, 1999 год. Страна на грани развала, президент периодически недееспособен. Появляется молодой и энергичный премьер-министр.

Методами пиара до населения доносится послание, что молодой премьер не чета старому президенту, что он энергичен, эффективен и вообще…

Методами пропаганды до населения донесли послание, что молодой премьер разделяет одни и те же ценности, что и все общество — ценности суверенитета, социальной справедливости и т. п., что он видит те же язвы, которые обличает и все общество — бедность, засилье олигархов и др.

Методами агитации население было побуждено к голосованию за молодого премьера. Так Владимир Путин победил в первом туре выборов в 2000 году.

Структура пропагандистского послания

Таким образом, в идеале схема пропагандистского послания выглядит следующим образом:

Актор → Информация → Источник информации → Реципиент → Изменение поведения реципиента → Действие, выгодное актору

В качестве примера можно рассмотреть пропагандистскую активность в день начала Великой Отечественной Войны.

Не стоит недооценивать значение пропаганды.

Пропаганда — это самая дешевая по государственным меркам система обеспечения государственной безопасности. Президент США с 1963 по 1973 г. Ричард Никсон как-то сказал, что считает 1 доллар, вложенный в пропаганду и информацию, более ценным, чем 10 долларов, вложенных в создание систем оружия, ибо последнее вряд ли будет когда-либо употреблено в дело, в то время как информация работает ежечасно и повсеместно. А по итогам Второй Мировой войны анализ эффективности пропагандистских мероприятий показал, что один доллар, вложенный в пропаганду с умом, по своей отдаче мог спасти несколько человеческих жизней и был равнозначен нескольким сотням долларов, потраченных на обучение солдат или на их вооружение.

Впрочем, о пропаганде времен Второй мировой войны, равно как и об истории пропаганды в целом мы с вами поговорим на следующей лекции.

Сегодня же я бы попросил вас еще раз посмотреть на листок с первым кейсом, который вам дан. Здесь приведена таблица. Левая колонка заполнена, в правой есть только постановка задачи. Я предлагаю вам взять ее домой и заполнить ее самостоятельно. После чего обязательно ее сохранить до конца курса лекций. В самом конце я дам вам последний кейс — он будет похож на этот. И по итогам рассмотрения последнего кейса вы сможете сравнить то, что писали сегодня, с тем, что вы напишете потом. Вы увидите, насколько велик будет ваш прогресс.

Пропаганда и идеология. Манипуляция. Типология

Напомню, что на первой лекции мы с вами обсуждали, что такое пропаганда, и чем она отличается от пиара, рекламы и агитации. Сегодня мы рассмотрим пропаганду с точки зрения современности, посмотрим на пределы действия пропаганды, а также познакомимся с методами ведения пропаганды.

Итак, определение: пропаганда — распространение идеологических и политических воззрений на аудиторию с целью формирования взглядов, ценностей, представлений, эмоций, идеологии, оказания влияния на поведение человека или общества.

Уже из определения понятно, что пропаганда не может существовать сама по себе. Всякая пропаганда опирается на идеологию. Идеология является базисом для пропагандистской активности.

Что такое идеология?

Классическое определение, которым я рекомендую пользоваться: идеология — это система взглядов и идей, которые выражают интересы различных социальных классов, групп, обществ.

Маркс называл идеологией ложное сознание, выражающее специфические интересы определенного класса, выдающиеся за интересы всего общества.

Несмотря на то, что во многих определениях присутствует классовая составляющая, на самом деле идеология может быть и бесклассовой. Например, она может иметь отношение к конкретной социальной группе. Может существовать идеология геев, идеология эмо, идеология самцов, идеология студенчества. Однако в политическом пространстве идеология обычно классифицируется и привязывается к интересам классового общества. А главное, что можно вынести и в определение — политическая идеология обеспечивает реализацию власти.

Политическая идеология не является наукой, поскольку вне зависимости от того, складывается ли она спонтанно, или является искусственным творением, она не подразумевает научной проверки и не объясняет мир с научной точки зрения. Идеология не объективна и никогда не будет объективной, более того, она изначально пристрастна. Если наука занимается синтезом и анализом, то идеология предполагает упрощение. В отличие от науки, оперирующей реальностью, идеология имеет дело с идеальными моделями и конструкциями.

Борьба идеологических концепций — это норма существования различных обществ. По сути дела — это борьба за свой образ жизни. Идеология, в отличие от религии, принимает существование другой идеологии внутри себя, но идеология борется за главенство собственной линии. Конфликтующие идеологии зачастую приводили государства к кровопролитным войнам.

Идеологические концепции в сфере политики довольно четко можно определить:

В настоящее время в мире господствуют первые три, перемежаясь с четвертой идеологией. Безусловно, доминирующей в развитых странах является либеральная идеология. При этом надо понимать, что все эти определения довольно условны. И каждая страна имеет собственный характер и собственный оттенок.

К примеру, страны Прибалтики, чуть ли не единственные в мире сейчас имеют либерально-фашистскую идеологию. Франция постепенно отходит от идеологии консервативного национализма, свойственного Пятой республике. Польша — страна либерально-консервативная (экономический либерализм соединен со значительной долей консерватизма в укладе поляков). США — страна эталонного либерализма. Однако, эталон этот выглядит довольно непривлекательно. Российская идеология определяется правящей партией как социальный консерватизм. Об этом подробнее.

В России конституционно запрещается введение государственной идеологии. Однако никакая страна не может существовать без идеологии вообще. Если у нее нет своей идеологии, значит, она окормляется чужой, а, чаще всего, и чуждой идеологией. Так было в 1990-е годы, когда в России доминировала идеология американского либерализма. Да-да. На голубом глазу из общества с социалистической идеологией за мгновение попытались сделать общество, живущее американской идеологией. Безуспешно, естественно.

Кстати, статью в Конституции, запрещающую введение государственной идеологии, чаще всего трактуют очень расширительно — что государство вообще не может иметь никакой идеологии. Это неправда, это ложь, и это мнение навязывается теми, кто хотел бы видеть наше государство безыдейным, а значит, без руля и без ветрил. Запрет на введение государственной идеологии лишь означает запрет на то, чтобы одна какая-то идеология официально объявлялась государственной. Вот это — очень правильная мера.

Почему правильная? Потому, что наличие одной официально закрепленной идеологии делает государство и общество немобильным интеллектуально. Демобилизует. Точно так же, как одна — социалистическая — идеология марксизма к концу советского периода демобилизовала общество в СССР и разрушила государственную машину. Идеология имеет отношение к конкретному времени и к конкретному месту, тем более, к конкретному внешнему окружению. И что хорошо было в 20-е годы прошлого века — время господства пролетариата и количественного преобладания крестьян, то стало неприемлемо в конце прошлого века, во время господства Научно-технической революции.

Теперь вернемся к вопросу о современной идеологии. В России идеологическая база сейчас представляет смешанный конгломерат (что естественно для страны, которая в новом формате существует всего 19 лет) из идеологии либерализма (экономическая составляющая), консерватизма (образ жизни), социализма (социальные гарантии). Есть небольшие вкрапления национализма, но они несущественны. И вот эта тройственность идеологии является некоторой проблемой. Поэтому в определении идеологии используется та составляющая, которая безусловно принимается большинством общества. В частности, о либеральной составляющей в идеологии современной России не принято говорить, хотя она крайне сильна.

Как результат получается социал-консервативная идеология. Эта идеология, оформившись, получила и соответствующее название.

Вообще, право на название собственной идеологии наша страна получила, только когда превратилась из интеллектуальной колонии в более-менее независимое государство. И, в том числе, когда превратилась из экономической колонии в тоже более-менее независимое государство. Первое начало происходить с конца 90-х, второе — с тех пор, когда мы расплатились по внешним долгам. Формирование идеологии активно шло в 2004–2006 годах. В настоящее время она называется суверенная демократия.

Пусть в России многие отказывают этой идеологии в праве на существование, но так как и ее противники, и ее сторонники описывают Россию, исходя из отправной точки, и спорят с точкой, которая называется «суверенная демократия», значит, эта идеология существует реально. Эта идеология также сейчас принята во всем мире как русская. Когда политики говорят «суверенная демократия», они имеют в виду Россию. И это хорошо. Суверенными демократиями хотят стать и другие государства, что значит — наш паттерн работает.

Суверенная демократия представляет собой довольно слаженную концепцию. Подробно о ней можно прочитать в школьном учебнике, соавтором которого я являюсь, «Новейшая история России 1945–2008». Вкратце — это главенство демократических прав и свобод в России, обеспечение социальной защиты для неимущих слоев, обеспечение реального суверенитета России, а также отказ от революционных перемен и потрясений. Такой пакт был негласно заключен выборами второго президента России Владимира Путина и перезаключен выборами третьего президента России Дмитрия Медведева.

Никто не говорит и не убеждает, что идеология суверенной демократии является извечной и должна сохраняться в незыблемости, но понимание того, что суверенная демократия — это уже политический факт, с которым в настоящее время надо иметь дело, должно присутствовать обязательно при любой пропагандистской активности в России.

Наличие идеологии суверенной демократии тем более важно, что собственная идеология позволяет поставить заслон пропагандистской активности наших внешних конкурентов.

Пропаганда как оружие

Пропаганда не есть зло и не есть добро. Пропаганда — это всего лишь оружие. Оружие в руках бандита — зло. Оружие в руках стража правопорядка, который защищает от бандита — добро. Оружие позволяет обеспечить свою безопасность, даже не применяя его. Так, атомное оружие нельзя рассматривать как абсолютное зло. Обладание атомным оружием обеспечило безопасность нашей страны в 1950-х годах и продолжает обеспечивать его сейчас. С точки зрения сдерживания и гарантирования своего выживания атомное оружие в руках российского государства является благом. Ядерное оружие в руках террористов или сумасшедших режимов вроде КНДР или США — зло.

С пропагандой ситуация такая же. Пропаганда является средством распространения идеологии, поддержания собственной идеологии и борьбы с враждебной идеологией.

В России общим мнением является тот факт, что либеральная идеология по-американски является враждебной российскому общественному сознанию, да и государственной машине.

Фашистская идеология также инвариантно является врагом российского общества и государства.

Националистическая идеология, при всех ее плюсах, на российской почве может взращиваться крайне осторожно. Существующие же националистические идеологи, во многом, имеют довольно серьезную склонность к радикализации и, как следствие, к крену в фашистскую идеологию.

Что касается социалистической идеологии, то Россия имеет серьезные коммунистические традиции, но, поскольку коммунизм является в настоящее время ортогональной направляющей текущему развитию страны, социалистическая идеология также должна восприниматься крайне осторожно.

Очевидно, что из всего вышеперечисленного только консервативная идеология не является природно-враждебной современной российской идеологической доктрине.

Для обеспечения существования российского общества и российского государства необходима постоянная пропагандистская работа и контрпропагандистская деятельность.

В настоящее время пропаганда в России не проводится системно. Контрпропагандистские мероприятия являются ситуативными и зависят от остроты угрозы. Причина этого, как мы говорили на первой лекции, в наследии советской пропагандистской машины.

Советская пропаганда базировалась на устаревшей идеологии и транслировала свои послания обществу, утратившему доверие, а также часто занималась умалчиваниями, что в обществе, постепенно открывающемся внешнему миру, вообще недопустимо. Более того, советская пропаганда, за исключением военной составляющей, не учитывала и не имела дела с психологическими особенностями общества. «Мы не знаем общества, в котором живем»,— слова Андропова, повторенные затем неоднократно, демонстрируют тот критически важный провал, который не учитывала и не могла учесть пропаганда.

Пропаганда в СССР не была наукой, она была собранием догм и благих пожеланий. В результате к 1990-м годам пропаганда дискредитировала себя полностью. И тогда, когда на Западе за пропаганду принялись именно с научной точки зрения, в России от использования пропаганды практически отказались. Как потом выяснилось, зря.

Пропаганда и манипуляция

Обмен информацией между отправителем и реципиентом может содержать в себе:

Одно из основных обвинений в отношении пропаганды заключается в том, что пропаганда — это способ манипуляции. Но манипуляция — это лишь одна из составляющих пропаганды. Причем, составляющая, существенно проигрывающая по своей эффективности другим.

Манипуляция как составная часть пропаганды подробно разобраны специалистами. Те же Аронсон Э., Пратканис Э. Р. В книге «Эпоха пропаганды: Механизмы убеждения, повседневное использование и злоупотребление», а также Бессонов в работе «Пропаганда и манипуляция как инструменты духовного порабощения» много внимания уделяют именно этой стороне пропаганды.

В контексте пропаганды под манипуляцией понимается искусство скрытно управлять поведением индивида или общества с помощью целеустремленного воздействия на психологию, сознание и инстинкты. Общество в таком случае оценивается как не способное к рациональному мышление. И духовное окормление общества должна, таким образом, осуществлять элита, которая знает, куда вести и чего бояться.

Дело в том, что в нашей ситуации элита не знает, куда идти самой и чего бояться самой. Чтобы транслировать собственные знания, их, прежде всего, надо иметь. Наконец, подобный уровень пропаганды попросту недоступен ни организаторам, ни исполнителям пропагандистской работы в нашей стране.

Еще раз — пропаганда как наука у нас не была развита, а пропагандисты, которые относились к ней как к искусству, умерли еще годах в 50-х — 60-х. В результате у нас есть много ремесленников и, практически, нет мастеров. В нашей стране пропаганда через манипуляции имеет крайне малые перспективы в ближайшее время.

Это верно еще и потому, что, в отличие от полузакрытого СССР, Россия живет в открытом обществе, которое окружают в смысле пропаганды зубры типа США и Британии. Там как раз пропаганда построена, в том числе, и на манипуляциях. Там есть и специалисты по манипуляциям.

Поэтому оптимальным в современных условиях я считаю пропаганду через информирование и через убеждение. Подробнее об этом, а также о манипулировании мы поговорим позже, когда будем рассматривать характеристики российского общества. Пока же на этом сделаем небольшой перерыв и перейдем к типологии пропаганды.

Кстати, от применяемого способа пропаганды зависят и принципы пропаганды. В частности, у убеждения свои принципы, у манипуляции — свои. У информирования — также свои. Позже, разбираясь с каждым способом пропаганды в отдельности, мы рассмотрим и принципы.

Типология пропаганды

По эмоциям:

«Архитектурная»:

Цвет пропаганды:

Пропаганда с древнейших времен до Первой мировой войны.

Часть I

Несмотря на то, что пропаганда использовалась постоянно на протяжении всей человеческой истории, системно навыки пропаганды длительное время не применялись. Тем не менее, работа с информацией в ряде государств в разные периоды была поставлена на высокий профессиональный уровень. Пропаганда в этот период развивалась, в основном, в своей военной ипостаси. И хотя как сама наука пропаганда была неизвестна, точно так же как не была известна ее военная составляющая — психологическая война, мы вполне можем, основываясь на конкретных источниках, вычленить работу пропагандистов.

Некоторые говорят о том, что первое упоминание о пропагандистской активности и приемах психологической войны можно найти в Библии, и приводят в пример Гедеона — одного из судей земли Израильской. Тот с небольшим отрядом сделал удачное ночное нападение на мадианитян, которые в ужасе и ночной суматохе рубили друг друга и в беспорядке бежали за Иордан. Однако в данном случае мы имеем дело не с приемом психологической войны, а с удачным тактическим маневром и высокой выучкой израильского отряда. Ночная война — особое умение, но к пропагандистской активности отношения не имеет.

Пожалуй, первым источником, в котором содержатся данные, которые можно достоверно отнести к пропагандистской и контрпропагандистской активности, является «Илиада» Гомера. То есть, это, скорее всего, VII–VIII века до нашей эры. Тем интереснее, что «Илиада» передает нам не только примеры военной пропаганды, но и описание идеологических споров в рядах самих греков по поводу стратегии ведения войны и вообще ее необходимости.

«…Одиссей Лаэртид, на пути Агамемнона встретив,
Взял от владыки отцовский вовеки не гибнущий скипетр;
С оным скиптром пошел к кораблям аргивян меднобронных.
Там, властелина или знаменитого мужа встречая,
К каждому он подходил и удерживал кроткою речью:
„Муж знаменитый, тебе ли, как робкому, страху вдаваться?
Сядь, успокойся и сам, успокой и других меж народа;
Ясно еще ты не знаешь намерений думы царевой;
Ныне испытывал он и немедля накажет ахеян,
В сонме не все мы слышали, что говорил Агамемнон;
Если он гневен, жестоко, быть может, поступит с народом.
Тягостен гнев царя, питомца Крониона-Зевса;
Честь скиптроносца от Зевса, и любит его промыслитель.
Если ж кого-либо шумного он находил меж народа.
Скиптром его поражал и обуздывал грозною речью:
Смолкни, несчастный, воссядь и другие советы послушай,
Боле почтенных, чем ты! Невоинственный муж и бессильный,
Значущим ты никогда не бывал ни в боях, ни в советах.
Всем не господствовать, всем здесь не царствовать нам, аргивянам,
Нет в многовластии блага; да будет единый властитель,—
Царь нам да будет единый, которому Зевс прозорливый
Скиптр даровал и законы; да здравствует он над другими…“
〈…〉
Все успокоились, тихо в местах учрежденных сидели;
Только Терсит меж безмолвными каркал один, празднословный.
В мыслях имея всегда непристойные многие речи…
„ Что, Агамемнон, ты сетуешь, чем ты еще недоволен?
Кущи твои преисполнены меди, и множество пленниц
В кущах твоих, которых тебе Аргивяне избранных
Первому в рати даем, когда города разоряем.
Жаждешь ли злата еще, чтоб его кто-нибудь из Троянских
Конников славных принес для тебя, в искупление сына,
Коего в узах я бы привел, иль другой Аргивянин?
Хочешь ли новой жены, чтоб любовию с ней наслаждаться,
В сень одному заключившися? Нет, недостойное дело,
Бывши главою народа, в беды вовлекать нас, ахеян!
Слабое робкое племя, ахеянки мы, не ахейцы!
В домы свои отплывем, а его мы оставим под Троей,
Здесь насыщаться чужими наградами; пусть он узнает,
Служим ли помощью в брани и мы для него, иль не служим,
Он Ахиллеса, его несравненно храбрейшего мужа,
Днесь обесчестил: похитил награду и властвует ею!
Мало в душе Ахиллесовой злобы; он слишком беспечен;
Или, Атрид, ты нанес бы обиду, последнюю в жизни!“
〈…〉
Так говорил, оскорбляя Атрида, владыку народов,
Буйный Терсит; но внезапно к нему Одиссей устремился.
Гневно воззрел на него и воскликнул голосом грозным.
„Смолкни, безумноречивый, хотя громогласный, вития!
Смолкни, Терсит и не смей ты один порицать скиптроносцев…“
Рек, и скиптром его по хребту и плечам он ударил.
Сжался Терсит, из очей его брызнули крупные слезы;
Вдруг полоса, под тяжестью скиптра златого,
Вздулась багровая; сел он, от страха дрожа; и, от боли
Вид безобразный наморщив, слезы отер на ланитах».

Это отрывок из «Илиады», посвященный Народному Собранию, из которого можно вычленить послания пропаганды, которые идут от разных акторов в греческом лагере. Если коротко, то созыв Народного собрания после ссоры Агамемнона и Ахилла привел к тому, что воин Терсит выступил против царя Агамемнона и знати. Будучи готовым к такому развитию событий, на Народное Собрание явился Одиссей, вооруженный царским скипетром. После выступления Терсита, он избил последнего тем самым жезлом Агамемнона.

В данном конкретном случае мы видим типичную форму агитации, принятую в античности — выступления перед Народным Собранием. Также очевидно, что основной формой донесения информации до аудитории являлось устное выступление пропагандиста. Именно поэтому в Древней Греции, а затем и в Риме, было столь велико влияние и значение риторов.

Второй формой агитации и пропаганды являлось обращение не к Народному собранию, а к войскам перед битвой. Наиболее подробные примеры такой формы поддержки боевого духа у своих войск мы можем найти у Фукидида в его бессмертной истории. Касательно воздействия на войска противника, в античности уже применялись довольно изощренные методы.

В качестве примера можно привести сочинение Геродота «История». Во время греко-персидских войн Персия, подавив восстание в ионических городах, расположенных в Малой Азии, намеревалась нанести удар по Афинам и Спарте, которые отказались покориться Персидскому царю Ксерксу. Ксеркс собрал многочисленную армию, в которую включил и греков из полисов в Малой Азии. Афиняне высекли на скалах надписи следующего содержания: «Ионяне! Вы поступаете несправедливо, идя войной на своих предков и помогая варварам поработить Элладу. Переходите скорей на нашу сторону! Если же это невозможно, то, по крайней мере, хоть сами не сражайтесь против нас и упросите карийцев поступить так же. А если не сможете сделать ни того, ни другого, если вы скованы слишком тяжелой цепью принуждения и не можете ее сбросить, то сражайтесь, как трусы, когда дело дойдет до битвы».

Таким образом, после распространения подобных воззваний, афиняне добивались сразу нескольких целей. Во-первых, если иметь в виду адресантом ионян, они получали существенное снижение мотивации на войну среди части Персидского войска. Если же иметь в виду адресанта в лице царя Ксеркса, то афиняне добивались этими посланиями того, что Ксеркс переставал доверять части своего войска, а также был вынужден, с одной стороны, отряжать соглядатаев за ионийцами, а, с другой стороны, держать силы, пригодные для возможного подавления бунта ионийцев. Таким образом, использование пропаганды в данном случае можно рассматривать как успешный факт.

Историк Фукидид, современник и очевидец, а также участник Пелопонесской войны, написал «Историю», в которой подробно зафиксировал все перипетии войны Спарты и Афин, которая вспыхнула в 431 году до н. э. и велась почти 30 лет — до 404 года до н. э. Эта книга — прекрасный образец использования риторики в пропагандистских целях. Интересно и то, что, помимо пропаганды, направленной на собственное население, примером которой является речь Перикла на похоронах афинских воинов, Фукидид фиксирует и прения послов перед Народным Собранием, речь военных вождей перед битвой. Книга эта поистине бесценна в том, что касается использования методов пропаганды в античности.

В качестве примера — выдержки из речи Перикла:

«В заботах о военном деле мы отличаемся от противников следующим: государство наше мы предоставляем для всех, не высылаем иноземцев, никому не препятствуем ни учиться у нас, ни осматривать наш город, так как нас нисколько не тревожит, что кто-либо из врагов, увидев что-нибудь не скрытое, воспользуется им для себя; мы полагаемся не столько на боевую подготовку и военные хитрости, сколько на присущую нам отвагу в открытых действиях. Что касается воспитания, то противники наши еще с детства закаляются в мужестве тяжелыми упражнениями, мы же ведем непринужденный образ жизни и тем не менее с неменьшей отвагой идем на борьбу с равносильным противником. Вот доказательство этому: лакедемоняне идут войною на нашу землю не одни, а со всеми своими союзниками, тогда как мы одни нападаем на чужие земли и там, на чужбине, без труда побеждаем большей частью тех, кто защищает свое достояние. Никто из врагов не встречался еще со всеми нашими силами во всей их совокупности, потому что в одно и то же время мы заботимся и о нашем флоте, и на суше высылаем наших граждан на многие предприятия».

Итак, Перикл произносит речь над могилами афинских воинов. В этой речи ему необходимо поддержать моральный дух афинян и убедить их в том, что жертвы, которые понесли Афины, не будут чрезмерными. В части своей речи, посвященной военному делу в Афинах, Перикл подчеркивает такие аспекты, как бесстрашность афинян, их многочисленность и высокий боевой дух, а также успешное ведение войн с иными племенами. Все это должно поддержать мораль афинян на должной высоте и снизить недовольство последствиями войны, которая уже привела к жертвам среди граждан полиса.

Моральный дух собственных воинов и моральный дух воинов противника крайне важны перед сражением. В качестве примера успешного пропагандистского мероприятия можно привести вылазку Гая Муция Сцеволы. Это легендарный римский герой, пытавшийся убить Ларса Порсену, этрусского царя, который осадил Рим в 509 до н. э. По преданию, Сцевола пробрался в шатер Порсены, но по ошибке убил царского писца, который был одет дороже и красивее царя. Когда Сцеволу схватили, он гордо сообщил, что является лишь первым из 300 римлян, поклявшихся убить царя. Когда же ему начали угрожать пыткой, Сцевола подошел к алтарю, где горел огонь и держал руку над огнем, пока она не обуглилась. Тем самым он продемонстрировал презрение к боли и готовность умереть за Рим. Царь был поражен стойкостью римлянина, отпустил его и тут же заключил мир с Римом.

Надо сказать, что в этом мероприятии мы видим два пропагандистских послания со стороны Сцеволы. Первое — это угроза. Римлянин угрожает царю смертью, подчеркнув, что ему придется иметь дело с 300 молодыми бойцами, каждый из которых достаточно серьезный противник — ведь сам Сцевола смог и проникнуть в шатер к царю и убить того, кого он посчитал царем. Второе послание — это сила воли римлянина, доказанная им, когда он сжег свою руку на костре. Оба этих послания имеют адресантом лично царя Порсену. Устрашенный, царь не решился воевать с Римом.

В качестве еще одного примера комплексного применения пропаганды можно привести действия Фемистокла в преддверии Саламинского сражения. Вот как это описывает Плутарх. Итак, Фемистокл хочет дать сражение в Саламинском проливе, но спартанский командующий выступает против и решает отвести флот к Пелопоннесу. Фемистокл предпринимает ряд мер, чтобы обеспечить сражение, так как уверен в том, что корабли греков лучше, греки знают рельеф дна, да и выучка у экипажей несравнима.

Среди его рабов был преданный ему перс по имени Сикинн, воспитатель его детей. Фемистокл послал этого раба к персидскому царю и велел передать: «Фемистокл считает дело греков проигранным и переходит на сторону персов. В доказательство своих слов он сообщает царю план греков: Эврибиад замыслил завтра вывести свои корабли из узкого Саламинского пролива, «чтобы уберечь их от персов. Царю следует запереть оба выхода из пролива и не дать грекам уйти».

Тут мы видим пример военной хитрости и одну из пропагандистских составляющих информационной войны — с одной стороны, это не дезинформация, так как Фемистокл сказал правду, с другой стороны, указав ложные цели командующего флотом, Фемистокл побудил Ксеркса к действиям, выгодным ему. Ксеркс закрыл выходы из пролива и заставил флот греков сразиться с персами. Также факт блокирования флота приводит не к потере боевого духа среди греков, а, напротив, к его максимальному возрастанию, так как афинянам теперь жизненно важно победить — на Саламине остались их жены и дети, и в случае поражения они будут либо убиты, либо проданы в рабство.

К афинянам направляются и изгнанники, среди которых противник Фемистокла аристократ Аристид. Фемистокл раскрывает своему противнику замысел, и тот, имея значительное влияние на спартанцев и союзников, проводить пропагандистскую работу среди командиров кораблей, ободряя их и внушая им ту же уверенность в победе, что царила и среди афинян. То есть, Фемистокл использовал прием агитации и пропаганды через ЛОМа — лидера общественного мнения.

Перед началом битвы в лагере греков Фемистокл приносил жертвы богам. Неожиданно к алтарю подвели трех пленников — красивых и богато одетых юношей. Это были племянники Ксеркса, захваченные накануне. При приближении пленников огонь на жертвеннике вспыхнул особенно ярко, что считалось добрым предзнаменованием. Жрец подошел к Фемистоклу, вложил ему в руку жертвенный нож и повелел заколоть всех троих персов в честь бога Диониса-Сыроядца, которому в глубочайшей древности приносили в жертву не только животных, но и людей. Фемистокл пришел в ужас, так как подобные жертвы не приносились давно, однако, учитывая, что необходимо было укрепить воинский дух перед битвой, жертва была принесена. С одной стороны эта жертва была призвана поднять мораль своих воинов, экзальтированных перед битвой, с другой, она была призвана пошатнуть моральный дух воинов противника. Обе цели были достигнуты, хотя после Фемистокл и стыдился своего поступка.

Вместе с тем, комплекс предпринятых мер привел к тому, что перед началом сражения Фемистоклу удалось достичь всех поставленных перед собой целей. Результат — поражение персидского флота — закономерный итог проведенной предварительной работы, в которой пропаганда сыграла не последнюю роль.

Это типичные примеры пропагандистской работы в античности. Также я бы рекомендовал обратить внимание на жизнь и деятельность известных ораторов Древней Греции и Древнего Рима — Демосфена и Цицерона, соответственно. Первый своим ораторским искусством попортил немало крови македонскому царю Филиппу, отцу Великого Александра. Известны выступления Демосфена против Филиппа под названием «филиппики». Это слово стало даже нарицательным.

Наибольшего успеха Демосфену удалось достичь, произнеся вторую «филиппику», которая привела к тому, что Филиппу не удалось договориться с аргивянами и мессенцами. Более того, Демосфену удалось своими речами сподвигнуть греков на образование антимакедонского союза. Греческие войска имели некоторый успех, Демосфену сограждане даже преподнесли золотой венок. Македония была объективно сильнее греческих полисов и нанесла военное поражение объединенным силам греков при Херонее. Однако даже тогда Демосфену удалось одержать еще одну победу — в состязании ораторов он одолел Эсхина, а его речь «О венце» слушали тысячи греков из разных полисов. Это было поистине торжество античной пропаганды. Смерть Демосфена, конечно, была трагичной. Его щадили и Филипп, и Александр Македонский, а смерть он принял после приговора афинян. В 322 году до нашей эры народ Афин вынес смертный приговор и Демосфену, и его сторонникам. За ними были отправлены охотники за головами. Окруженный ими, Демосфен принял яд в храме Посейдона.

Великим пропагандистом был и оратор Цицерон. Свою карьеру он начал во времена диктатора Суллы, выступив с порицанием его любимчика. Это был рискованный шаг, так как Цицерон победил клеврета Суллы в судебном разбирательстве. Это могло стоить Цицерону жизни. Широкую славу Цицерон получил после победы над наместником Сицилии Верресом, который занимался взяточничеством, вымогательством и поборами. Труднейший процесс был выигран, а Веррес отправился в отставку. Пик славы Цицерона пришелся на его борьбу с Катилиной, сторонником революционных преобразований Римской республики. Цицерон произнес четыре речи в сенате, после чего Катилина бежал, а его сторонники были казнены. Наиболее интересно то, что в 51 году до н. э. он был назначен по жребию наместником Киликии, где успешно правил, и, как сообщают источники, пресек мятеж каппадокийцев, не прибегая к оружию.

После убийства Цезаря Цицерон рассчитывал на восстановление Республики и занял жесткую позицию оппонирования одному из кандидатов на императорский трон Антонию. Известны 14 речей против Антония, которые сам Цицерон по аналогии с Демосфеном назвал филиппиками. После того, как будущий император Октавиан и Антоний заключили соглашение, одним из его условий была казнь Цицерона. Оратор пытался бежать, однако был настигнут и убит. Несмотря на то, что оба оратора закончили жизнь довольно плачевно, их пропагандистская деятельность оказала грандиозное влияние и на современников, и на потомков.

Говоря о пропаганде в Древнем мире, нельзя обойти стороной Китай и его великого мыслителя Сунь Цзы. В бессмертном труде «Искусство войны» стратег и мыслитель, предположительно, живший в VI или в IV веке до н. э., предлагает целую серию советов о стратегии. Также там есть и идеи, связанные с информационной войной.

В частности, Сунь Цзы пишет: «Вообще, когда хочешь ударить на армию противника, напасть на его крепость, убить его людей, обязательно сначала узнай, как зовут военачальника у него на службе, его помощников, начальника охраны, воинов его стражи».

Но наиболее известное высказывание китайского мудреца, которое содержит в себе саму суть информационной войны, следующее: «Война — это путь обмана. Поэтому, если ты и можешь что-нибудь, показывай противнику, будто не можешь; если ты и пользуешься чем-нибудь, показывай ему, будто ты этим не пользуешься; хотя бы ты и был близко, показывай, будто ты далеко; хотя бы ты и был далеко, показывай, будто ты близко; заманивай его выгодой; приведи его в расстройство и бери его; если у него все полно, будь наготове; если он силен, уклоняйся от него; вызвав в нем гнев, приведи его в состояние расстройства; приняв смиренный вид, вызови в нем самомнение; если его силы свежи, утоми его; если у него дружны, разъедини; нападай на него, когда он не готов; выступай, когда он не ожидает».

Обе приведенные цитаты показательны, как и сам труд Сунь Цзы. Важно то, что, по сути «Искусство войны» — это первое систематизированное учебное пособие для правителей и командующих армиями. И тот факт, что в нем даны, в том числе, и наставления по пропаганде среди противника, говорит, что понимание важности пропаганды присутствовало и в глубокой древности.

Средневековье, особенно темные века (VI–VIII века) характерны, в первую очередь, распространением религиозной пропаганды. Это касается и мусульманства, и христианства. Обращение в веру не всегда осуществлялось мечом. Проповедь делала мусульманами и христианами тысячи людей. Проповедь же можно рассматривать как форму пропаганды, а проповедников — как пропагандистов. В этом ключе небезынтересны жизнеописания святых.

В частности, святой Аманд, живший, как предполагается, в VII веке, обратил в христианство население севера королевства Франков (современная Бельгия). Ему удалось основать несколько монастырей. Затем он неудачно пытался обратить население славянского Подунавья. После неудачи вернулся во Фландрию, где основал еще несколько монастырей. Интересно, что пропаганда христианства святым Амандом сопровождалась освобождением рабов. Также интересно то, что его считают покровителем виноделия и пивоварения. То есть, прибегая к аргументированию собственной позиции, проповедник, вероятно, не просто и не только использовал весь возможный арсенал убеждения добрым словом.

Для Древней Руси характерным примером пропагандистского воздействия на противника является анонсирование Святославом своих походов. Знаменитое «Иду на вы!» позволяло одновременно и посеять в противнике страх, и подчеркнуть собственное бесстрашие. Такой пример психологической войны как открытое объявление о намерениях является, пожалуй, довольно редко применяемым, но тем более эффектным.

Говоря о пропаганде в Средние Века, мы, конечно же, имеем в виду прежде всего религиозную пропаганду. Прекрасным примером столкновения двух противоборствующих лагерей, активно использовавших пропаганду, является конфликт папы Римского Григория VII и короля Генриха IV. Папа Римский — великий исторический деятель, боровшийся с симонией в церкви (продажа должностей), утвердивший выборы Папы конклавом (собранием кардиналов) и жадно добивавшийся независимости церкви от Светской власти. История его конфликта с императором Генрихом IV является также примером использования пропагандистского инструментария.

Начало открытой фазы конфликта папы и императора положило решение Генриха посадить на епископский престол в Милане, Сполето и Фермо своих ставленников. В ответ на это Папа Римский направляет императору послание, в котором в резком тоне требует от Генриха послушания. Послание это становится также достоянием общественности:

«Епископ Григорий, раб рабов Божиих, королю Генриху апостольское благословение — при условии, что он повинуется Святому Престолу, коль скоро он себя причисляет к королям христианским!»

В послании очевидна угроза об отлучении от церкви в случае продолжения конфликта. Однако Генрих не сдается. Собрав епископов в Вормсе на т. н. Вормский рейхстаг в январе 1076 года, Генрих добился объявления о низложении папы Римского. Кстати, именно борьба с симонией и вызвала такое недовольство прелатов, поскольку они увидели в желании Григория распределять церковные должности самостоятельно угрозу для себя самих. В послании Генрих писал следующее:

«Генрих, не по узурпации, но по священной воле Божией король,— Гильдебранду, не папе, но вероломному монаху… Это приветствие ты заслужил, сеятель вражды, ты, кого проклинают,— вместо того, чтобы благословлять в каждой святой обители и церкви: Архиепископов, епископов и священников ты попираешь, словно рабов, лишённых воли: Христос призвал нас на трон империи, но не тебя на папский престол. Ты занял его хитростью и обманом, презрев свои монашеские обеты, ты с помощью золота приобрёл покровителей, с помощью покровителей — войско, и с помощью войска — престол мира, и, заняв его, ты нарушил мир: Я, Генрих, милостью Божьей король, со всеми нашими епископами взываю к тебе: „ Пади, пади!“»

Однако Григорий отлучил Генриха от церкви, а когда позиции последнего серьезно покачнулись, так как против него выступили многие вассалы, Император был вынужден идти на поклон к папе Римскому. Так называемое «Каносское унижение» — в январе 1077 года Генрих босиком во власянице стоял под стенами Каноссы, ожидая решения Григория. Через три дня папа простил его и снял отлучение.

Однако на этом история противостояния не заканчивается — Генрих в 1080 году низлагает Папу Римского, назначает антипапу Климента III, который коронуется в Риме. Григорий призывает на помощь бандитские отряды норманн под предводительством Роберта Гвискара, которые в союзе с сарацинами берут Рим и устраивают в нем жуткий разгром. Григорий, справедливо опасаясь возмездия, бежит в Салерно, где вскоре и умирает в 1085 году. Однако и Генрих не может праздновать победу, так как против отлученного от церкви императора постоянно вспыхивают восстания, против него заключаются союзы, выступают против него даже собственные сыновья, а один из них, будущий император Генрих V даже отрекается от него, опасаясь, что, в противном случае, он будет сам отлучен от церкви, а затем берет отца в плен и вынуждает отречься от императорства. В 1106 году Генрих IV умер, всеми проклинаемый. Так, церковная пропаганда оказалась намного сильнее светской власти.

Для нас же приведенный случай интересен в первую очередь тем, что мы увидели то, как именно осуществлялось пропагандистское воздействие, а также познакомились со стилистикой пропагандистских сообщений того времени.

В целом же, эпоха феодализма характерна воздействием именно на религиозные чувства как собственных сограждан, так и чувства противника. Обвинив в ереси, отступничестве или схизме, можно было придать видимость легитимности любым действиям, вплоть до самых жестоких. В частности, именно религиозная пропаганда сделала возможным Крестовые походы.

Первый крестовый поход был организован в 1095 году по инициативе римского папы Урбана II с целью освобождения Гроба Господня, Иерусалима и Святой Земли от мусульман. Изначально папа Римский обращался к французским рыцарям. На Клермонском Соборе, состоявшемся в ноябре 1095 года, проповедь Урбана II произвела эффект разорвавшейся бомбы. Папа говорил: «Всем идущим туда, в случае их кончины, отныне будет отпущение грехов. Пусть выступят против неверных в бой, который должен дать в изобилии трофеи, те люди, которые привыкли воевать против своих единоверцев — христиан… Земля та течёт молоком и мёдом. Да станут ныне воинами те, кто раньше являлся грабителем, сражался против братьев и соплеменников. Кто здесь горестен, там станет богат». Речь папы прерывалась возгласами слушателей: «Dieu le veut!» («Так хочет Бог!»).

Очевидно, что здесь, в первую очередь, папа упирает не на религиозные ценности, а на вполне материальную составляющую — действительно, бедная Франция, перенаселенная и пребывающая в невежестве, получила прекрасную цель — поправить свое финансовое положение за счет войны, освященной церковью. Практически сразу же к походу присоединилось и рыцарство других государств Западной и даже ряда стран (Польша) Восточной Европы. Взятие Иерусалима в июле 1099 года — одна из самых кровавых страниц истории Крестовых походов. Впрочем, все действия воинов Запада были заранее оправданы церковью. Таким образом, мы вновь видим, насколько мощным оружием была пропаганда в руках Римской церкви.

Чтобы закончить тему крестовых походов, надо вспомнить, что свою поддержку находили не только войны с мусульманами. Точно так же Римская церковь поддерживала уничтожение еретиков. В частности, еретиками были объявлены альбигойцы — жители Прованса и Лангедока. Крестовые походы против альбигойцев осуществлялись с 1209 по 1229 год. Одним из наиболее шокирующих моментов этого крестового похода стала резня в Безье, где папский легат Арнольд заявил рыцарям, которые обнаружили в городе множество единоверцев: «Убивайте всех, господь узнает своих». Также крестовые походы осуществлялись против «схизматиков» — так католики называли православных. В частности, Четвертый крестовый поход имел своей целью не мусульманские города Азии, а православный Константинополь, столицу Византии, которая и была благополучно взята и разграблена войсками крестоносцев. Русь также встретилась с крестовым походом — в 1240 году Тевтонский орден, ранее неоднократно совершавший нападения на новгородские земли и даже захвативший город Юрьев (Тарту), совершил крупномасштабное вторжение в псковские земли. В 1242 году тевтонцы были разбиты на Чудском озере Александром Невским.

Отметим, что все эти мероприятия находили масштабную идеологическую и пропагандистскую поддержку со стороны Римской курии. По сути дела, Римский престол вполне возможно рассматривать как предшественника организованных систем пропаганды и манипулирования. По крайней мере, этим вопросам папа Римский уделял повышенное внимание. Забегая вперед, скажу, что, более того, именно сам термин «пропаганда» в официальном документе впервые был употреблен в 1622 году, когда указом римского папы был создан специальный журнал «Конгрегация пропаганды веры». Римской церковью довольно широко использовались контрпропагандистские приемы, такие как религиозная фальсификация (создание фальшивок), черная пропаганда в виде обличительных памфлетов и прочие инструменты пропаганды.

Следующим этапом развития пропаганды стал период Реформации. Это страшная эпоха для Европы, так как весь континент сотрясали тогда религиозные войны. Начало периода датируется 31 октября 1517 года. И опять же, истоком послужил акт пропаганды — Мартин Лютер прибил к дверям Виттенбергской Замковой церкви свои знаменитые 95 тезисов — в которых подвергал критике практику индульгенции, злоупотребление церковников, и призвал к возвращению к первоначальным канонам. Публикация тезисов и обнародование их существенно ускорили раскол церкви. Концом реформации принято считать подписание Вестфальского мира 1648 года, последовавшего после одной из самых кровопролитных в истории человечества войн. Достаточно сказать, что население Чехии после тридцатилетней войны сократилось с 2 миллионов до 700 тысяч человек (втрое). Практически уполовинилось население Германии (сокращение с 17 до 10 млн.). Франция потеряла около 1 миллиона человек (расчеты даны по работе История средних веков. — Москва, 1964. Абрамсон М. Л., Гуревич А. Я., Колесницкий Н. Ф). Вестфальский мир существенно ограничил влияние религиозного фактора на политику, а также положил начало системе современных государств.

Не меньшее значение имеет и философский аспект пропаганды Мартина Лютера. Возвеличивая труд, он говорил: «Труды монахов и священников, какими бы тяжкими и святыми они ни были, ни на йоту не отличаются в глазах Бога от трудов крестьянина в поле или женщины, работающей по хозяйству». Отметим, что именно отсюда берет основу протестантская этика, а немецкий социолог Макс Вебер справедливо называет Лютера творцом современного капитализма и духа Нового времени.

Параллельно с процессом Реформации происходил и другой процесс, важный для понимания и развития пропаганды в ту эпоху — это Ренессанс. Труды таких выдающихся авторов как Николо Макиавелли («Государь»), а также Томаса Мора («Утопия») и Томмазо Кампанеллы («Город Солнца») необходимы для изучения каждого специалиста по пропаганде. Макиавелли в своем «Государе» дает наставления по организации и функционированию правильного правления — в том числе и по организации пропагандистской работы. Томас Мор и Кампанелла создали собственные образы будущего, которые позже легли в основу различных идеологий. Отмечу сразу, что цинизм Макиавелли является преувеличением. Его «Государь» по нынешним временам — легкомысленное наставление для действующих политиков, а не безнравственное руководство для жаждущих власти. Взять нынешние газетные публикации — большая часть из них окажется куда более циничной.

Что же касается России, то и в России в то время известен и получил широкое распространение один из самых серьезных пропагандистских трудов средневековья — «Домострой». Это сборник правил, советов и наставлений, приписываемый протопопу Сильвестру, духовнику Иоанна Грозного. В «Домострое» содержатся советы по религиозным, семейным и хозяйственным вопросам. В то время он отражал официальную мораль и является прекрасным свидетельством состояния массового сознания русского общества в середине XVI века.

В эту же эпоху произошло широкомасштабное внедрение великого открытия, разительно изменившее облик пропаганды. Речь идет о печатном станке. Первый типографский станок появился в 1440-х годах в Европе. Его создателем считают Иоганна Гуттенберга. В России основателем книгопечатания называют Ивана Федорова (1510–1583). Для белорусов первым книгопечатником является Франциск Скорина (ок. 1480–1551). Книгопечатание на первых порах шло трудно, но уже в XVI веке в связи с реформацией оно получило стремительное развитие — печатались многочисленные памфлеты и выступления и католиков, и сторонников реформации. В XVII веке из-за 30-летней войны печатное дело пришло в упадок. Но уже в следующем веке печатное дело начало развиваться крайне активно. Расцветом стал XIX век. Печатное дело существенно изменило облик пропаганды.

От ораторского искусства теперь можно было переходить к печати посланий и к более широкому их распространению.

Вторым великим изобретением, повлиявшим на пропаганду так же сильно, как и печатный станок, стало появление периодических изданий — газет. Само слово газета происходить от одноименного итальянского слова «газзетта» — мелкая монета. В Венеции XVI века газзетту платили за прочтение информационного листка, содержавшего новости торговли, события других городов и информацию из жизни высшего света. Первой газетой в современном смысле слова можно назвать вышедшую в мае 1631 года во Франции газету «La Gazette». Ее тираж составлял 1200 экземпляров, и распространялась она по всей Франции. Значение газеты было настолько велико, что материалы в нее писали лично король Франции Людовик XIII, а также кардинал Ришелье. В России также первые газеты (рукописные вестовые письма — «столбцы», названные позже «Куранты») появились в 1613 году. До нашего времени сохранился экземпляр «Курантов» 1621 года. Его содержание — перевод иностранной прессы и сообщения дипломатов и купцов. Газета в европейском смысле этого слова в России появилась в 1702 году при Петре Первом. Это были «Ведомости о военных и иных делах, достойных знания и памяти, случившихся в Московском государстве и иных окрестных странах». Петр Великий сам правил корректуру газеты. Тираж составлял 1000 экземпляров.

Таким образом, уже в XVI–XVII веке пропаганда получает свой основной инструмент — периодическое СМИ — газету. Однако значение риторики продолжает оставаться довольно высоким. Впрочем, газетный бум, пришедшийся на XIX век, привел к серьезному усилению внимания именно к печатному слову.

Часть II

Итак, мы остановились на двух изобретениях, которые внесли грандиозный вклад в искусство и науку пропаганды. Это книгопечатание и массовое распространение газет. Серьезное влияние на пропаганду оказали также идеологические изыскания времен Просвещения, то есть, конца XVII–XVIII веков.

Каждый пропагандист должен знать труды представителей эпохи Просвещения по той причине, что современные идеологии, такие как либерализм, берут свою основу именно в эту эпоху. Демократические традиции, понимание политических свобод и прав человека точно так же коренятся в работах гениев времен эпохи Просвещения. То есть, пропагандисту, ежедневно имеющему дело с вопросами прав, свобод, вопросами столкновения идеологий, знать, «откуда ноги растут», необходимо. Точно так же важно, что именно из Просвещения к нам дошла довольно вредная в пропагандистской деятельности фраза Вольтера «Я не согласен ни с одним словом, которое Вы говорите, но готов умереть за Ваше право это говорить».

Настоящий пропагандист, в том случае, если не согласен со словами, которые произносит оппонент, должен приложить максимум усилий для того, чтобы общество не воспринимало доводы противной стороны, а разделяло вашу точку зрения. Тут нет ничего общего с цензурой. Это всего лишь часть психологической войны, или, как говорят японцы, применительно к пропаганде — битвы идей — именно так они называют пропаганду. Собственно, касательно Вольтера все понятно — его судьба побросала так, что для него цензура стала главным врагом — за стихи и прозу Вольтера бросали в тюрьмы и изгоняли из Франции и Пруссии. Тем не менее, носить на руках этого философа в наше время было бы верхом цинизма: Вольтер, в частности, был резким противником народного образования и во многом поддерживал косную сословную систему.

Из деятелей эпохи Просвещения особенное внимание я бы рекомендовал обратить на Руссо, Гоббса, Локка, Франклина. Внимания заслуживает и Эдмунд Берк, ирландец, один из главных интеллектуальных оппонентов, причем серьезных, Великой Французской Революции. А также шотландец Адам Смит, творец современной политэкономии. Впрочем, прежде чем мы перейдем к Франции конца XVIII века, нам надо остановиться на России.

В России, как и в остальном мире, происходило довольно бурное развитие печатного дела. Помимо этого существенную роль и влияние на элиту оказывали философские работы французов, в меньшей степени — англичан эпохи Просвещения. Собственные литературные труды, особенно второй половины XVIII столетия также крайне важны для понимания интеллектуальных процессов в российском обществе. Однако, касательно успехов пропаганды, мы не можем быть столь же оптимистичны.

Лишь в военном деле мы видим широкое распространение методов пропаганды на собственные полки. Появление талантливых полководцев, которые активно использовали навыки психологической войны для поднятия морального духа своих воинов.

В частности, речь идет об Александре Суворове. Вот типичные высказывания из его труда «Наука побеждать», помещенные в разделе «Разговор с солдатами их языком»: «Береги пулю на три дня, а иногда и на целую кампанию, когда негде взять. Стреляй редко, да метко, штыком коли крепко. Пуля обмишулится, а штык не обмишулится. Пуля — дура, штык — молодец! Коли один раз! Бросай басурмана со штыка: мертв на штыке, царапает саблей шею. Сабля на шею — отскоча шаг, ударь опять! Коли другого, коли третьего! Богатырь заколет полдюжины, а я видал и больше». Очевидно, что тут Суворов подчеркивает необходимость наиболее простого общения с солдатом и внушения ему требований начальства на понятном языке. По тем временам всеобщего засилья французского, совет говорить на понятном русском языке является совсем нелишним.

Ну и еще одну известную цитату Суворова приведу для того, чтобы было понятно, к кому обращается Суворов, для кого он пишет: «Ученье свет, неученье — тьма. Дело мастера боится. И крестьянин [коли] не умеет сохой владеть, [так] хлеб не родится. За ученого трех неученых дают. Нам мало трех! Давай нам шесть! Нам мало шести, давай нам десять на одного! Всех побьем, повалим, в полон возьмем! [В] последнюю кампанию неприятель потерял счетных семьдесят пять тысяч, только что не сто тысяч. Он искусно и отчаянно дрался, а мы и одной полной тысячи не потеряли. Вот, братцы, воинское обучение! Господа офицеры — какой восторг!»

Важно, что здесь Суворов рассчитывает в своем труде отнюдь не на рядовых солдат, а именно на офицеров. То есть, передает свою военную мудрость именно офицерам, а не солдатам, как могло бы показаться изначально. Офицеры, в свою очередь, должны эти слова ретранслировать солдатам. Таким образом и строиться «Наука побеждать».

Как сильный прием психологической войны можно оценить и действия Суворова во время подавления Польского восстания 1794 года. Польский гарнизон, укрепившийся в Праге, был уничтожен русскими войсками. Всего погибло от 13 до 20 тысяч польских военных. Российские потери тоже были велики — порядка 600 убитых и 1000 раненых. Прага была занята довольно жестко — русские войска мстили за резню, которую поляки устроили в Варшаве гарнизону Российской Империи. После взятия Праги Суворов приказал не убирать трупы до тех пор, пока не пройдут переговоры с польскими делегатами, прибывшими из Варшавы. Послы Польши были устрашены видом ужасающего поражения, нанесенного гарнизону Праги силами Суворова, даже уступавшими по количеству полякам. Менее чем через неделю Варшава капитулировала. Показательная жестокость Суворова привела к снижению военных потерь до минимального уровня, устрашила противника и позволила взять без боя столицу восставших. Сразу после капитуляции Варшавы Суворов обернулся совсем иной стороной и тут же отпустил несколько тысяч пленных ополченцев и 500 польских офицеров.

Великая Французская Революция открыла для мира новый этап истории. Для пропаганды эта революция стала точно так же значимым этапом. 26 августа 1789 г. Учредительное собрание приняло «Декларацию прав человека и гражданина». Это документ колоссальной пропагандистской силы. Подчеркивая равенство всех перед законом, неотчуждаемость «естественных» прав человека и другие демократические идеи, Декларация стала краеугольным камнем всех современных демократий. Борьба Старого порядка и Революции только разгоралась, но, вооруженные Декларацией, революционеры легко завоевывали себе все больше и больше сторонников. В том числе и среди представителей правящих сословий — ведь, как мы раньше уже успели убедиться, пропаганда идей либерализма и демократии гуманистами эпохи Просвещения оказалась очень действенной, а велась она, в первую очередь, среди дворянства, духовенства и купечества.

Влияние деятелей просвещения отчетливо прослеживается и в еще одной довольно успешной пропагандистской акции революционеров. А именно: речь идет о введении французского республиканского календаря. Он начал действовать с 1793 года, а отменен был в 1806 году. Календарь знаменовал отказ от христианских традиций и подчеркивал «естественную религию», ассоциируемую с природой. Так, все месяцы носили связанный с природой характер — вандемьер (22 сентября 21 октября) — месяц сбора винограда; брюмер (по 20 ноября) — месяц туманов, фример (по 20 декабря) — месяц заморозков. Продвижение идеи революционного календаря было возложено на Конвент — действовала специальная комиссия под руководством Жильбера Рома. А истоком идеи естественной религии стали труды времен Просвещения, в частности, работы Жана-Жака Руссо и Вольтера. Календарь, на самом деле —- крайне эффективное средство регулярной пропаганды и, что немаловажно — разрыва с традицией Старого порядка. Поэтому деятельность революционеров в пропагандистском плане следует признать крайне эффективной. Не зря Наполеон отказывается от революционного календаря, чтобы подчеркнуть преемственность своей Империи и империи старого времени.

Касательно пропаганды во время Революции, важно упомянуть, что именно при Директории было создано «Бюро по контролю над общественным мнением». Во главе этого института стоял Жозеф Фуше — министр Полиции. Развивая традиции королевской Франции, Фуше распустил широкую сеть осведомителей — то есть, создал аппарат мониторинга настроений общества. Он же организовал досье как на подозрительных французов, так и на ЛОМов. Наконец, как пишет преподаватель информатики МГПАЛТК Алехнович Д. В, через подчиненные в 1800 г. печать и издательства «Бюро по контролю за общественным мнением» активно влиял на умонастроения в своей стране и за рубежом, создавая в газетах или заказных и хорошо оплачиваемых полицией брошюрках образ процветающей под скипетром династии Бонапартов Франции. В 1808 г. в Париже во время тильзитского «союза» Франции и России Ж. Фуше откровенно изложил «молодому другу» царя графу В. П. Кочубею наполеоновскую программу воздействия на умы. «Людьми и государствами отныне (после Французской революции) нельзя управлять по-старому…», ибо «общественное мнение существует, и это просвещенное мнение. Это не то, что в прежние времена. Пренебрегать обществом нельзя».

Параллельно Наполеон уделял существенное внимание пропаганде в армии и пропаганде армейских ценностей. Важной работой в исследовании усилий Наполеона на этой ниве является труд Пола Нойманна «Военная пропаганда». Он небольшой, но в сконцентрированной форме в нем даны основы организации Наполеоном системы агитации и пропаганды.

Наполеон сразу же определил главные цели пропаганды. Если революционеры пропагандировали ценности и идеалы революции, то Бонапарт сразу же поставил в центр пропаганды себя, а адресатом сделал на первом этапе свою армию — позже «Великую Армию», «Гранд Арме». Только-только приняв командование над войсками в Италии в 1796 году, где французские силы были наиболее разболтанными, он издал знаменитую прокламацию: «Солдаты! У вас нет ни сапог, ни мундиров, ни рубах. Вам почти не хватает хлеба, а наши склады пусты. Тем временем у врага все имеется в изобилии. От вас лишь зависит, чтобы все добыть. Вы хотите и можете это сделать. Итак, вперед»!

Как и на примере воззваний Урбана II, мы видим здесь циничную эксплуатацию материальных нужд — армия Наполеона была голодной и оборванной. У нее не было средств. И единственное, что у нее было — задиристый французский дух, великолепный военачальник и немного вооружения. Этого было достаточно для будущей победы.

Бонапарт сразу же после первых побед начал распространять прокламации не только среди солдат, но и шире — среди всего гражданского населения Франции. Через год он издает газету «Le Courrier de l’Arme d’Italie», вскоре переименованную в «La France vue de l’Arme d’Italie», а затем выходит и журнал «de Bonaparte et des hommes vertueux».

Отметим, что из названий этих периодических изданий следует уже само изменение и послания пропаганды, и объекта пропаганды и, главное, субъекта пропаганды. Первая газета «Курьер Итальянской Армии», как следует из названия, посвящена проблемам собственно армии, находившейся под руководством Наполеона. Уже через полгода его газета получает иное название «Франция глазами Итальянской Армии». Тут уже все гораздо шире — целью, объектом становится вся Франция. И именно на нее транслирует свои послания Итальянская Армия. Наконец, журнал звучит вовсе небывало «Журнал Бонапарта и смелых мужчин». Тут главный субъект пропаганды — уже сам Наполеон. Собственно, с 1798 года так будет всегда. В пропаганде Наполеона главным субъектом пропаганды будет он сам, а объектом станет весь народ Франции. И он понимал, насколько велика ценность газет. Известно, например, суждение Наполеона о роли газет: «Четыре газеты смогут причинить врагу больше зла, чем стотысячная армия».

Параллельно с изданием газеты, Бонапарт организует в армии типографию. И с тех пор типографии будут созданы при всех армиях Наполеона. Они будет передвигаться вместе с войсками, печатать полевую прессу, и, главное — бюллетени. Новая форма пропаганды в войсках — бюллетени — по сути, аналогична листовкам. Бюллетени Великой Армии — это донесения о событиях и действиях армии. Первый бюллетень появился в 1805 году. Он был печатный, с вензелем Наполеона и содержал короткий текст — перечень городов, взятых войсками Франции в Австрии. Также бюллетень сопровождали иллюстрации. Простота содержания позволяла понять его даже неграмотным солдатам, которых в то время в армии было большинство. Поэтому бюллетени зачитывали перед строем армии сержанты. В руки солдатам их не отдавали, поскольку, как только что было сказано, солдаты были в массе неграмотными и бюллетень употребили бы не по назначению.

Важно, что бюллетени после окончательной правки перепечатывались в виде плакатов и расклеивались по всей Франции и даже во всех союзных или оккупированных странах. В 1811 году бюллетени были изданы отдельной книгой. Содержимое их редко соответствовало действительности. Наполеон писал в них то, что считал важным, и то, что считал, нужно знать солдатам.

Важными средствами пропаганды Наполеон считал не только печатное слово, но и визуальную пропаганду. Так, пропагандистским средством стало изобразительное искусство. Серии портретов Наполеона были повсюду. Портреты наполеоновских маршалов точно так же присутствовали повсюду. Пол Нойманн приводит в качестве примера работу Антуана-Жана Гро «Битва при Эйлау» с центральной сценой ухода хирургов Великой Армии за ранеными — французскими и русскими. Кисти того же художника принадлежит и знаменитая картина «Наполеон в госпитале чумных в Яффе», где центральной фигурой является Бонапарт, бесстрашно протягивающий свою руку одному из больных, в то время, как его штабной офицер с отвращением, не в силах вынести отвратительную вонь, отворачивает голову, прикрывая рот и нос платком. Это полотно заняло особое место в истории военной пропаганды, так как оно должно было разоблачить английские обвинения в том, что Наполеон приказал расстрелять всех больных при отступлении из Яффы. Это не одиночный акт пропаганды — Наполеон платил деньги лучшим художникам Франции, чтобы те рисовали картины сражений Франции того времени.

Не менее важным пропагандистским методом воздействия на население Наполеон считал парады. Именно при нем регулярно стали проводиться смотры гвардейцев в Тюильри в Париже (каждое воскресенье). В булонском лагере, где вручали первые кресты Почетного легиона, парад собрал несколько десятков тысяч солдат. С 1806 года 2-го декабря проходил парад в честь победы под Аустерлицем.

Наиболее интересно посмотреть на пропагандистскую подготовку Наполеона к кампании в России. В ведомстве Фуше была состряпана брошюрка с текстом фальшивого завещания Петра Великого. По сути, она ничуть не отличается от фашистской брошюры «Унтерменш» — недочеловек. В ней точно так же русские объявлялись дикарями и варварами. Автором брошюры был поляк Сокольницкий, иммигрировавший во Францию после неудачного польского восстания, а литобработку осуществлял Мишель Лезюр — публицист. Брошюра носила название «О возрастании русского могущества от его возникновения до начала XIX столетия». В ней Петру Первому приписывались планы захваты Индии, а главной идеей стало то, что Россия вскоре высадит свирепые орды, которые завоюют «Италию, Испанию и Францию; часть жителей они истребят, другую уведут в неволю для заселения сибирских пустынь». Поэтому вся Европа должна объединиться и нанести превентивный удар. Наполеон, таким образом, выглядит спасителем Европейской цивилизации.

Впрочем, именно в русской кампании Наполеона ждала главная неудача. Мы подробно разберем ее ниже в специальном кейсе ниже. Пока лишь отметим, что, неправильно выбрав пропагандистские послания и направив их не на ту аудиторию, Наполеон настроил против себя все население оккупированных земель и получил поистине Отечественную войну. Более того, применив шовинистические методы пропаганды на собственных солдат, Наполеон добился того, что солдаты вели себя по отношению к мирному населению крайне враждебно, чем только нивелировали позитивную пропаганду Наполеона, призванную облегчить сотрудничество с населением Российской империи.

Итак, оставим эпоху Наполеона и перенесемся ровно на 100 лет вперед, поскольку особого прорыва в пропаганде до Первой мировой войны мы зафиксировать не можем, а рассказывать о каждом достижении пропагандистской науки будет слишком долго. Скажем только, что свое максимальное распространение получили газеты, что листовки стали средством пропаганды номер один в политических баталиях, и, что, наконец-то, с развитием политических институтов, в том числе и партий, пропаганда стала осознаваться как средство решения имеющихся проблем наиболее дешевым и наиболее эффективным способом. Так, в Первую мировую войну некоторые государства вошли, ожидая, что она станет временем войны идей.

Наиболее показательны примеры России и Германии, недооценивших роль пропаганды. Как результат — обе Империи приказали долго жить.

Достижения русской пропаганды невелики, но все же имеются. Так, в 1915 году Генеральный штаб совместно со Ставкой создал в Бухаресте, Стокгольме и Копенгагене телеграфные агентства под названием «Нордзюд». Эти агентства должны были снабжать нейтральную прессу благожелательной для России информацией и, прикрываясь этим невинным названием, собирать сведения о Германии и Австрии и сообщать их Генштабу под видом агентских телеграмм. Здесь эти данные обрабатывались, редактировались и передавались в Ставку. Ставка к данным Нордзюда относилась с недоверием. В отчетности, Копенгагенское отделение сообщало, что 140 газет Дании публикуют информацию агентства. Шведское отделение сообщало о 40 газетах, но реальных данных нет, а, учитывая, что через несколько месяцев после отчетности Ставка ликвидировала агентство, можно считать, что 5000 рублей, которые ежемесячно тратили эти отделения Нордзюда, скорее всего, расходовались не по назначению.

Ставка публиковала брошюры и прокламации. Однако делалось это от случаю к случаю, несистемно. Попытка корреспондента американской газеты «The Times» Стенли Вашбурна наладить системную работу по обеспечению войск информацией и агитировать немцев при помощи листовок с иллюстрациями времен войны 1812 года, вызвала интерес в Ставке, однако поведение Вашбурна выглядело подозрительным, и его идея не была реализована. На фронтах штабы издавали свои «Вестники». Солдаты, не имея дополнительных подтверждающих сообщений, в информацию «Вестников» не верили, более того, они служили неплохим источником для информирования противника о намерениях и настроениях в российских войсках.

Очевидно, что военная пропаганда в России была не на высоте. Надо сказать, что параллельно в России шел активный политический процесс, и у многих партий существовали и совершенствовались собственные инструменты пропаганды. Так, лучшим оказался оный у большевиков. Подробнее с особенностями большевистской и советской агитации мы познакомимся с следующий раз. Пока же обратимся к нашему противнику — Германии.

Итак, как осуществлялась пропаганда Германии? Ответственным за пропаганду являлось Министерство иностранных дел, где существовал отдел печати. Отдел имел специальный фонд для оплат работ журналистов, ЛОМов и публикаций в иностранных СМИ. Отделы печати имели и Морское министерство, и МВД, но они работали независимо друг от друга. Пропагандисты работали непрофессионально. Но начали проявляться и специализированные конторы. В первые же месяцы войны было создано 27 организаций или ведомств, ведших пропаганду. При МИДе в 1915 году создали Центральное бюро пропаганды. Оно издавало брошюры и книги вплоть до ликвидации в 1917 году и воссоздания под эгидой Минобороны. Работа центрального бюро была признана неудачной, так как сконцентрировалась в основном на религиозной пропаганде, которая тогда совершенно уже не работала.

В военном министерстве пытались организовать и скоординировать работу пропаганды с 1915 года, но вплоть до 1917 года безуспешно. Начальник германского штаба Людендорф — лоббист организации пропагандистской работы — создал специальный отдел, который работал со СМИ через Управление печати военного времени. Интересно, что параллельно Людендорф контролировал пропаганду через кинофильмы. Он же предлагал вовлекать в пропаганду германских политиков. Он часто повторял слова директора английского департамента пропаганды лорда Нортклифа, который утверждал, что «речь английского государственного деятеля приносит Англии 20.000 фунтов; 50.000 фунтов, если немцы перепечатают ее, и 100.000 фунтов, если они на нее не ответят».

Однако, как пишет Зульцман, германским офицерам службы информации было строго-настрого запрещено «заниматься политикой». А когда случаи нарушения этого приказа стали учащаться, то в августе 1917 года появилось следующее распоряжение: «Поскольку офицеры отдела информации могут заниматься политическими вопросами в служебном порядке, они должны ограничиваться только выполнением данных им приказов. Самостоятельная политическая деятельность офицеров должна немедленно пресекаться вышестоящими начальниками, о чем следует каждый раз сообщать начальнику отдела информации».

Неудивительно, что, ограничивая креатив и компетентность своих сотрудников, Германская пропаганда проигрывала в эффективности пропаганде стран Антанты.

Вообще, английская пропаганда считалась в те времена самой эффективной и успешной. В Англии дело началось с создания бюро военной пропаганды при МИДе, затем оно привело к созданию Министерства информации во главе с газетным магнатом лордом Бивербруком и Департамента пропаганды на противника во главе с другим лордом печати Нортклифом. При штабах армий создавались отделы и подразделения пропаганды. Главным средством агитации Англия сделала листовки, которые разбрасывались над городами Германии при помощи авиации и воздушных шаров. Также пропаганда велась при помощи военных фильмов и брошюр, которые распространялись в нейтральных странах и опосредованно влияли на страны Оси.

Отличительной особенностью пропаганды Антанты стала «пропаганда ужасов». Еще одной чертой английской пропаганды стала ложь. В частности, распространялась лживая информация о том, что немецкие солдаты массово рубили руки детям во время войны во Франции. «Тысячи граждан со всех концов мира заявляли тогда о своей готовности усыновить изувеченных детей, и даже сам римский папа обещал выразить протест германскому правительству, если ему будут предъявлены неопровержимые данные». Данных, однако, представлено не было.

Определенное воздействие оказывали истории о распятии противников, о насилиях над монашками, о том, что католиков подвешивали к колоколам вместо языков. Все эти обвинения так и не были доказаны.

Отметим, что наиболее серьезным фактом «пропаганды ужасов» являлось дезинформационное сообщение, что немцы во время Первой мировой войны «перерабатывали трупы солдат, своих и чужих, на стеарин и на корм для свиней». Стоит отметить, что, распространенное в 1917 году, это дезинформационное сообщение вызвало бурю возмущения во всем мире и способствовало вступлению в войну Китая. В 1925 году английский парламент признал, что эта лживая информация была сфабрикована и распространена английской разведкой.

К сожалению, использование таких методов пропаганды привело к тому, что германский народ стал совершенно нечувствителен к иностранной пропаганде и, напротив, гиперчувствителен к внушению собственных пропагандистов. В итоге, нельзя исключить, что реальная переработка немцами трупов в концлагерях во времена Гитлера имеет свои корни в английской дезинформации. Что еще раз доказывает, насколько опасным оружием является пропаганда.

Кейс: Объясните, в чем состояли ошибки пропаганды Наполеона в России?

Принципы военной пропаганды:

  1. Убеждать свое население в правильности действий, поддерживать его боевой дух, мобилизовывать и направлять ненависть против врага.
  2. Любыми методами вносить раскол в лагерь противника, подрывать его боевой дух, ослаблять и деморализовывать его население.
  3. Развивать дружбу с нейтральными странами, по возможности, превращая их в союзников.

Послания военной пропаганды:

  1. «Мы не хотели войны».
  2. Враг воплощается в конкретной личности.
  3. Наши действия мотивируются принципами человеколюбия.
  4. Действия врага отличаются особой жестокостью и вызывают ужас.
  5. Использовать принцип легитимности — действовать от имени народа, ООН, мирового сообщества или всего человечества, хотя считаться с мнением человечества совсем не обязательно.
  6. Всегда нужно преувеличивать свои успехи и потери противника.
  7. Распространять дезинформацию и слухи.
  8. Использовать «черную» пропаганду.

Наполеон в 1804 году казнит герцога Энгиенского и тем самым расчищает себе путь в Императоры Франции (герцог был Бурбоном). Казнь герцога вызывает возмущение во всех монархиях (достаточно вспомнить текст Льва Толстого «Война и Мир»). В глазах русских дворян Наполеон предстает Робеспьером и Пугачевым.

Герой Отечественной войны 1812 г., генерал Н. Н. Раевский, с тревогой писал в первые дни вторжения «великой армии»: «Я боюсь прокламаций, боюсь, чтобы не дал Наполеон вольности народу, боюсь в нашем крае беспокойства».

Параллельно с началом войны Наполеон объявляет о крестьянской воле в Литве и Белоруссии. Однако вскоре этот указ о воле отменяется. По той причине, что крестьяне получили лишь личную свободу, а земля осталась у польско-литовских помещиков. Пошли слухи, что помещики утаили подлинный указ Наполеона о «полной воле». Начались нападения крестьян на помещичьи усадьбы. Их владельцы бросились под защиту французской оккупационной администрации.

Слухи о том, что Наполеон дает волю крестьянам, сплотили весь класс помещиков вокруг царя. Также слухи о том, что Наполеон отнимает у крестьян землю, сплотили вокруг царя и крепостных. Получилась поистине народная война против Наполеона. Причем, самые большие потери пришлись именно на команды фуражиров, которых уничтожали в лесах и отдаленных деревнях крестьяне.

С начала августа 1812 г. специальные команды начинают вылавливать помещиков, «им отдают опять в управление крестьян, и таким образом задобренные пленники обещают нам, что если они будут охраняемы от мародеров, то и мы… будем получать от них вино, муку, скот и фураж». В марионеточные органы «самоуправления» в Витебске, Могилеве, Минске, Смоленске и даже в Москве оккупационной администрации удалось набрать прислужников именно из числа помещиков, купцов и духовенства.

Оправдывая свое сокрушительное поражение в России, Наполеон писал: «Я мог поднять большую часть населения, провозгласив свободу крепостных… Но когда я узнал, в какой грубости находится этот класс русского народа, я отказался от такой меры, которая обрекала столько семей (дворян) на смерть и страдание».