Психологические особенности осужденных, совершивших преступления сексуального характера

В статье представлены редставлены результаты эмпирического исследования психологических особенностей у осужденных, совершивших преступления сексуального характера. Проведен сравнительный анализ, в рамках гуманструктуральной модели личности Гюнтера Аммона, психологических особенностей осужденных с учетом возрастных характеристик лиц, в отношении которых они совершили преступление сексуального характера.

Исследование психологических особенностей лиц, совершающих сексуальные преступления, представляется особенно актуальной проблемой. Во-первых, с изменением отношения социума к этой проблеме возникает необходимость ее нового осмысления с учетом менталитета общества и конкретных социальных задач. Во-вторых, в сегодняшнем обществе объективно назрела необходимость исследования психологических особенностей осужденных за сексуальные преступления по отношению к детям до 14 лет, в связи с ростом преступлений этого характера. В-третьих, для эффективного решения задач психологической практики, есть теоретическая и эмпирическая необходимость в осмыслении и раскрытии механизмов влияния бессознательных характеристик личности на ее преступное поведение.

Обзор большего числа современных исследований по данной проблеме включает рассмотрение социальных и правовых характеристик преступника, а также рассмотрение его социального и семейного статуса и других социально-психологических характеристик[1–10, 13–16, 19]. При этом недостаточно изученными остаются причины формирования и психологические особенности личности сексуального насильника.

Для нового взгляда на эмпирическое рассмотрение психологических особенностей лиц, совершающих сексуальные преступления, необходимо использовать гуманструктуральную модель личности Г. Амона[18]. Под структурой личности он понимает сложное многоуровневое структурное образование с выделением первичных нейрофизиологических и биологических функций человека; центральные бессознательные функции, такие как агрессия, страх, сексуальность, креативность, нарциссизм т. д.; вторичные сознательные функции, которые определяют содержание способностей и навыков человека.

Основным понятием личности у Г. Аммона является Я-идентичность. Именно она представляет собой ядерное психологическое образование, обеспечивающее целостность личности и теснейшим образом связана с другими центральными функциями, деятельность которых ею опосредуется. Структура центральных Я-функций, будучи в значительной мере обусловлена характером идентичности, в свою очередь, обеспечивает ее сохранение и развитие[18]. Поэтому, процесс развития психологических качеств личности насильника, может пониматься в рамках этой модели, как процесс преобразования Я-идентичности.

Вторичные Я-функции (переживания, способности и навыки) представляют собой поведенческую реализацию центральных Я-функций, опосредованную телесными особенностями индивида. Эти функции в отличии от центральных, осознаются и определяют конкретное содержание психической активности и своеобразие жизненного стиля человека. При этом гуманструктуральная модель личности по Г. Аммону, и это отличает ее от большинства психологических концепций личности, рассматривает индивида в процессе его взаимодействия со средой.

Таким образом, развитие и функционирование личности сексуального насильника может быть понято через рассмотрение психологического (сознательного и бессознательного) функционирования, как результат взаимодействия индивидуума и окружающей среды, при этом в качестве важнейшего средового фактора выступают межличностные отношения. Интегрированная совокупность межличностных отношений фактически представляет собой ту психодинамическую почву, в которую вписываются индивидуум в процессе социализации, т. е. формирование специфики личности совершившей сексуальное насилие.

Г. Аммон выделяет три составляющие функциональной организации Я в межличностных отношениях: конструктивность, деструктивность и дефицитарность[18]. Эти три организации Я, он рассматривает через их проявление в каждом бессознательном образовании личности: агрессия, страх, контроль границ Я, нарциссизм и сексуальность.

Испытуемые и методика исследования

С целью изучения причин формирования и психологических особенностей личности осужденных, совершивших преступления сексуального характера, в течение апреля-декабря месяцев 2009 г. было проведено исследование, охватившее все подразделения УИС Дальневосточного Федерального округа.
Выборка испытуемых состояла из трех групп (всего 747 человек) и формировалась на основании следующих критериев.

Группы по возрасту жертв преступления сексуального характера:

  1. Совершение преступления сексуального характера (все три группы);
  2. Совершение преступления сексуального характера в отношении лиц моложе 14 лет (1 группа);
  3. Совершение преступления сексуального характера в отношении лиц в возрасте от 14 лет до 18 лет (2 группа);
  4. Совершение преступления сексуального характера в отношении лиц старше 18 лет (3 группа).

Группы по возрасту осуждённых за преступления сексуального характера:

  1. Группа I (172 человека) — осужденные, которые совершили преступления сексуального характера в отношении лиц моложе 14 лет, возрастная категория осужденных данной группы разделена между возрастами от 18 до 30 лет (22,6%), от 45 и старше (24,4%), от 30 до 45 лет (41,8%) и моложе 18 лет (11,04%).
  2. Группа II (153 человека) — осужденные, которые совершили преступления сексуального характера в отношении лиц в возрасте от 14 лет до 18 лет. Возрастная категория осужденных данной группы разделена между возрастами от 18 до 30 лет (52,2%), от 45 и старше (10,45%), от 30 до 45 лет (32,6%) и моложе 18 лет (1,96%).
  3. Группа III (422 человека) осужденные, которые совершили преступления сексуального характера в отношении лиц старше 18 лет, возрастная категория осужденных данной группы разделена между возрастами от 18 до 30 лет (51,8%), от 45 и старше (4,02%), от 30 до 45 лет (42,65%) и моложе 18 лет (0,94%).
    Разделив обследованных осужденных по группам, согласно возрасту потерпевших, получаем следующие результаты социального анамнеза, представленные в таблице 1.
Таблица № 1: Результаты анализа социального анамнеза по группам согласно возраста потерпевших
1. Знакомство с потерпевшими
1. 1 Ранее не знакомы с потерпевшими 92 (53%) 105 (69%) 316 (75%)
1. 2 Знакомы с потерпевшими 41 (23,8 %) 33 (21,6%) 97 (23%)
1. 3 Состоят в родственных отношениях с потерпевшими 39 (22,7%) 14 (9,1%) 9 (2%)
2. Наличие рецидива
2. 1 Сексуальный рецидив 27 (15,7%) 10 (6,5%) 39 (9,2%)
2. 2 Преступный рецидив 73 (42%) 67 (43,8%) 197 (46,7%)
2. 3 Отсутствие рецидива 72 (42%) 75 (49%) 186(44 %)
3. Неофициальный соц. статус в ИУ
3. 1 Осужденные с низким социальным статусом 88 (51%) 36 (23,5%) 89 (21%)
3. 2 Осужденные, занятые на производстве 7 (4%) 20 (13%) 61 (14,5%)
3. 3 Осужденный положительной направленности 73 (42,4%) 91 (59,3%) 253 (59,9%)
3. 4 Осужденный отрицательной направленности 4 (2,3%) 6 (3,9%) 19 (4,5%)
4. Пол потерпевшего
4. 1 Женский 123 (71,5%) 134 (88%) 405 (96%)
4. 2 Мужской 49 (28,5%) 19 (12,4%) 17 (4%)
5. Нанесение телесных повреждений
5. 1 Телесные повреждения средней тяжести 3 (1,7%) 6 (4%) 33 (7,8%)
5. 2 Телесные повреждения тяжелой степени 2 (1,2%) 1 (0,6%) 13 (3%)
5. 3 Телесные повреждения, сопряженные со смертью 8 (4,6%) 11 (7,2%) 48 (11,2%)
5. 4 Без нанесения телесных повреждений 155 (90,1%) 135 (88,2%) 325 (77%)

Таким образом, основная часть осуждённых имеет возраст от 18 до 30 лет (45,8%) и от 30 до 45 лет (40,6%). В последующем количество осуждённых за изнасилование снижается и достигает минимума в возрасте от 45 лет и старше (10,2%). Чаще всего преступления совершают люди, которые не состоят в браке (68,7%). Осуждённые, которые состоят в гражданском (7,4%) или в официальном браке (18,6%) реже совершают изнасилование. Среди обследованных осужденных преобладают лица с низким образовательным уровнем: имеют неполное (45,6%) и полное среднее образование (51%). Меньше всего их среди людей с высшим профессиональным образованием (2,4%). Наибольший процент осужденных за сексуальные преступления составляют судимые неоднократно (55,3%). В том числе, рецидивы по сексуальным преступлениям отмечены в 76 случаях, что составляет 10,2 % от общего числа обследованных осужденных. 129 обследуемых (17,3%) совершили свои преступления с отягчающими обстоятельствами: с нанесением тяжких телесных повреждений, в том числе приведших к смерти потерпевших, сопряженные с убийствами потерпевших. В группе было совершенно 240 преступлений сексуального характера (32,1%). Чаще преступления сексуального характера совершались осужденными в отношении незнакомых лиц (68,7%). Сексуальное насилие со стороны родственников выявлено в 61 случае (8%). Половина обследованных осужденных за сексуальные преступления — это сотрудники, занимающие должности низовой администрации исправительного учреждения (55,8%), также выявлены осужденные, имеющие низкий социальный статус (28,5%).

Методы исследования:

  1. Методика определения смысложизненной ориентации (адаптация Д. А. Леонтьева)[12]. Это адаптированный Д. А. Леонтьевым вариант методики «Цель в жизни» Д. Крамбо и Л. Махолика. И оригинал, и отечественный вариант методики отражают стремление к смыслу жизни в описании В. Франкла[20].
  2. Я-структурный тест Аммона (ISTA) разработан Ю. Я. Тупицыным, В. В. Бочаровым, Т. В. Алхазовой, Е. В. Бродской (институт им. В. М. Бехтерева) при участии А. А. Чуркина и Б. С. Положего (ГНЦС и СП им. В. П. Сербского)[18].
    Полученные результаты обрабатывались с использованием программы SPSS[17]. Для оценки достоверности сравниваемых значений использовались — непараметрический критерий Манна-Уитни[11].

Результаты и их обсуждение

Сравнительный анализ результатов теста «Смысложизненные ориентации» Д. А. Леонтьева у испытуемых группы I, II и III показал, что в группе I результаты по шкалам: «Процесс жизни», «Локус контроля — Я», «Общий показатель осмысленности жизни» достоверно (p < 0,05) выше, чем в II, и помимо всех изложенных плюс по шкале «Цель жизни» в группе III (табл. 2).

Это свидетельствует о том, что у осужденных, совершивших сексуальное насилие над потерпевшими возрастом до 14 лет, в большей степени, чем у осужденных, совершивших сексуальное насилие над потерпевшими с 14 до 18 лет, и после 18 лет характерны стремление жить сегодняшним днем. Основной смысл своей жизни они видят как в настоящем, так и в будущем — построении целей и перспектив. Но прошлое играет для них не менее важную роль. На основании этих результатов можно предположить, что оценка пройденного отрезка жизни их удовлетворяет.

Таблица № 2: Результаты проверки гипотезы об однородности отношения к смысложизненным ориентациям (СЖО) в группах осужденных, совершивших преступление сексуального характера
№ п/п Шкала Z p
Группа до 14 лет (ЭГ 1) с 14 до 18 лет (ЭГ 2)
1 Процесс жизни −2,098 0,036*
2 Локус контроля — Я −2,671 0,008*
3 Общий показатель осмысленности жизни −2,256 0,024*
Группа до 14 лет (ЭГ 1) и старше 18 лет (ЭГ 3)
12 Цель в жизни −2,029 0,042*
13 Процесс жизни −2,512 0,012*
14 Локус контроля — Я −3,400 0,001**
15 Общий показатель осмысленности жизни −2,611 0,009*

Примечание: ЭГ — экспериментальная группа; Z — Значение критического числа; p — уровень отвержения гипотезы на однородность; * — различия статистически значимые при p < 0,05; **— различия статистически значимые при p < 0,001.

Проведенный описательный анализ всей выборки, по методике Г. Амона, позволяет говорить о следующем: у осужденных, совершивших сексуальное насилие над потерпевшими до 14 лет в большей степени, чем у осужденных, совершивших сексуальное насилие над потерпевшими с 14 до 18 лет, и после 18 лет характерны деструктивная склонность к разрушению контактов и отношений, в деструктивных поступках вплоть до неожиданных порывов насилия, тенденцией к вербальному выражению гнева и ярости, разрушительным действиям или фантазиям, стремлением к силовому решению проблем, склонность к обесцениванию людей. Такие осужденные ставят внутренние ограничения по отношению к внешнему окружению, стремятся избегать контактов и не желают вступать в диалог с окружающими их людьми. У осужденных, совершивших сексуальное насилие, есть задержка в сексуальном развитии, которая выражается в запрете на проявление нормальной сексуальной активности, восприятием сексуальных отношений с женщинами как «грязных», греховных. Это не позволяет им нормально контактировать со взрослыми женщинами, что ведет к деструктивному и асоциальному поведению.

Сравнительный анализ результатов методики Г. Амона в группах осужденных, совершивших преступление сексуального характера, позволил выделить достоверные бессознательные психологические характеристики, отличные от всех осужденных за преступления сексуального характера у осужденных за сексуальный преступления по отношении к лицам, не достигшим 14 лет, и описать их (табл. 3).

Эти осужденные неуверенны в себе, своих возможностях, в силе и компетенции окружающих, прячутся от жизни, пассивны, пессимистичны, зависимы, чрезмерно конформны, неспособны к подлинным человеческим контактам. Стремятся к симбиотическому слиянию, ощущают свою ненужность и неполноценность, постоянно нуждаются в нарцистическом «питании» и неспособны к конструктивному взаимодействию с жизнью, всегда довольствуются лишь ролью пассивных реципиентов.

Таблица № 3: Результаты проверки гипотезы об однородности отношения к шкалам методики Г. Амона в группах осужденных, совершивших преступление сексуального характера
№ п/п Шкала Z p
Группа до 14 лет (ЭГ 1) с 14 до 18 лет (ЭГ 2)
1 Шкала деструктивной тревоги (С2) −2,125 0,034*
2 Шкала деструктивного внешнего Я-отграничения (О2) −2,578 0,010*
3 Шкала дефицитарного внешнего Я-отграничения (О3) −2,451 0,014*
4 Шкала деструктивного внутреннего Я-отграничения (О’2) −2,229 0,026*
5 Шкала дефицитарного внутреннего Я-отграничения (О’З) −3,539 0,001**
6 Шкала конструктивного нарциссизма (N1) −2,248 0,025*
7 Шкала конструктивной сексуальности (Sl) −2,220 0,026*
8 Шкала дефицитарной сексуальности (SЗ) −1,981 0,048*
Группа до 14 лет (ЭГ 1) и старше 18 лет (ЭГ 3)
9 Шкала дефицитарной агрессии (A3) −1,993 0,046*
10 Шкала конструктивной тревоги (С1) −0,030 0,042*
11 Шкала деструктивного внешнего Я-отграничения (О2) −2,976 0,003**
12 Шкала деструктивного внутреннего Я-отграничения (О’2) −2,200 0,028*
13 Шкала дефицитарного внутреннего Я-отграничения (О’З) −2,888 0,004**
14 Шкала дефицитарного нарциссизма (NЗ) −2,889 0,004*
15 Шкала конструктивной сексуальности (Sl) −3,449 0,001**
16 Шкала деструктивной сексуальности (S2) −2,023 0,043*
17 Шкала дефицитарной сексуальности (S3) −2,131 0,033*
Группа с 14 до18 лет (ЭГ 2) и старше 18 лет (ЭГ 3)
18 Шкала деструктивной агрессии (A2) −2,011 0,044*

Примечание: ЭГ — экспериментальная группа; Z — Значение критического числа; p — уровень отвержения гипотезы на однородность; * — различия статистически значимые при p < 0,05; **— различия статистически значимые при p < 0,001.

У них наблюдается недостаточная способность к партнерскому сексуальному взаимодействию, сексуальная активность либо слишком инструментализирована, стереотипизирована, либо обеднена. В любом случае отмечается неспособность к сексуальной «игре», партнер воспринимается и выступает лишь как объект для удовлетворения собственных сексуальных желаний. Эротические фантазии приобретают явно эгоцентрический характер или отсутствуют вовсе. Сексуальная активность почти всегда протекает вне ситуации «здесь и теперь», связана со стремлением избегать половых контактов вплоть до полного отказа от них, выражена в тенденции заменять реальные сексуальные отношения фантазиями. Такие люди не способны испытывать радость от собственного тела, коммуницировать свои желания и потребности другим, легко стушевываются в ситуациях, требующих сексуальной идентификации. Сексуальные желания и претензии других воспринимаются ими как угрожающие собственной идентичности. Для них характерна недостаточная эмоциональная наполненность даже значимых интерперсональных отношений. Дефицитарность сексуального опыта обычно обуславливает «слишком серьезное» отношение к жизни, плохое понимание людей, равно как и жизни в целом.

Заключение

Проведенное исследование позволяет утверждать что:

  1. Психологические особенности лиц, осужденных за преступления сексуального характера, обусловлены самооценкой собственных переживаний и поступков в ситуациях взаимоотношений с социумом. Направление изменений психологических особенностей зависит от возможности осужденных конструктивно интегрировать в центральных Я-функциях свой жизненный опыт.
  2. Психологические особенности осужденных, совершивших сексуальное насилие над потерпевшими до 14 лет в большей степени, представляет собой систему, основными бессознательными центральными Я-функциями которой являются: деструктивная склонность к разрушению контактов и отношений, поступков, вплоть до неожиданных порывов насилия, внутренние ограничения по отношению к внешнему окружению, задержка в сексуальном развитии, которая выражается в запрете на проявление нормальной сексуальной активности, восприятием сексуальных отношений с женщинами как «грязных», греховных. Это не позволяет им нормально контактировать со взрослыми женщинами, что ведет к деструктивному и асоциальному поведению.
  3. Психодиагностическая методика Я-структурный тест Г. Аммона, позволяет эффективно выявлять дефицитарные и деструктивные психологические особенности лиц, осужденных за преступления сексуального характера.

Литература

  1. Антонян Ю. М. Сексуальная преступность. // Насильственная преступность в России. РАН. ИНИОН и др. Актуальные вопросы борьбы с преступностью в России и за рубежом — М., 2001.
  2. Антонян Ю. М. Об истоках формирования личности преступника. // Личность преступника и вопросы исправления и перевоспитания осужденных. Сборник научных трудов ВНИИ МВД — М., 1990.
  3. Астрашабов А. В., Кулинич В. В. Социально — психологический подход к изучению причин изнасилований // Личность преступника и вопросы исправления и перевоспитания осужденных. Сборник научных трудов ВНИИ МВД — М., 1990. — С. 32–39.
  4. Антонян Ю. М. Астрашабов А. В., Кулинич В. В. Потребности и межличностные позиции виновных в совершении изнасилования. / Личность преступника и исполнение уголовных наказаний. Сборник научных трудов. ВНИИ МВД — М.,1991. — С. 9–18.
  5. Антонян Ю. М., Голубев В. П. Кудряков Ю. Н. Изнасилования: причины и предупреждение: Пособие. — М., 1990.
  6. Антонян Ю. М., Ткаченко А. А., Щостакович Б. В. Экспертное исследование сексуального поведения по конкретным уголовным делам. // Криминологические проблемы преступного поведения. Сборник научных трудов ВНИИ МВД — М., 1991. — С. 34–41.
  7. Верещагин В. А. Особенности личности и поведения лиц, совершающих изнасилования // Личность преступника и вопросы исправления и перевоспитания осужденных. Сборник научных трудов ВНИИ МВД — М., 1990. — С. 22–32.
  8. Гульдан В. В. Личность сексуального преступника с психическими аномалиями. (ВНИИО и СП им В. П. Сербского) // Личность преступников и индивидуальное воздействие на них. Сборник научных трудов ВНИИ МВД — М., 1989. — С. 17–28.
  9. Горшкова Е. Н. Серийные сексуальные убийства среди лиц нетрадиционной ориентации. Тезисы научно — практической конференции. «Насилие. Личность. Общество». М., 2000 . — С. 93–94.
  10. Дмитриева. Т. Б., Могачев М. И., Шостакович Б. В. Личность серийных насильников. // Механизмы человеческой агрессии. Сборник научных трудов ВНИИ МВД — М., 2000. — С. 37–55.
  11. Ермолаев О. Ю. Математическая статистика для психологов: Учебник / О. Ю Ермолаев. — 2-е изд. испр. — М.: Московский Психолого-социальный институт: Флинта, 2003.
  12. Леонтьев Д. А., Калашников М. О., Калашникова О. Э. Факторная структура теста смысложизненных ориентаций // Психологический журнал, 1993. — Т. 14, № 1. — С. 150–155.
  13. Миронов Д. В. Серийные убийства по сексуальным мотивам: некоторые психологические компоненты профиля личности преступника. «Следователь», М., 1998. — № 3. — С. 51–52.
  14. Могачев М. И. Криминологичесние особенности многоэпизодных изнасилований. // Российский следователь — ИГ.: «Юрист», 1999. — № 5. — С. 12–15
  15. Могачев М. И. Серийные изнасилования как форма насильственного поведения. Тезисы научно — практической конференции. «Насилие. Личность. Общество» ВНИИ МВД — М., 2000 . — С. 94
  16. Могачев М. И. Серийные изнасилования, совершенные невменяемыми лицами. // Механизмы человеческой агрессии. Сборник научных трудов ВНИИ МВД — М., 2000. — С. 97–106.
  17. Наследов А. Д. SPSS: Компьютерный анализ данных в психологии и социальных науках. — СПб.: Питер, 2005.
  18. Очерки динамической психиатрии. Транскультуральное исследование / Пол ред. М. М. Кабанова, Н. Г. Незнанова — СПб.: Институт им. В. М. Бехтерева, 2003.
  19. Павлов А. Р. Многоэпизодные сексуальные убийства // Современная преступность: новые исследования. Сборник научных трудов ВНИИ МВД — М., 1993. — С. 80–90.
  20. Франкл В. Человек в поисках смысла. М., 1990.