Эдипов комплекс

«Мужчине необходим изъян в женщине, дающий ей отличие от других. Когда он отыщет такой, то старается скрыть. Одна мысль, что кто-то, кроме него, может увидеть изъян, подвергает в яростную ревность. Представьте женщину с совершенным телом, и станет ясно, что скрывать нечего. Совершенная женщина — манекен».

Вокруг «эдипова комплекса» было особенно много споров. Само это выражение появляется в работах Фрейда в 1910 году, хотя оно и до этого использовалось психоаналитиками. Уже при первом упоминании эдипова комплекса Фрейд обращается к мифу, смысл которого выходит за рамки индивидуального опыта и понятен лишь в масштабах культуры. Эдипов комплекс возникает, по Фрейду, безотносительно к тому, какую роль сыграли отец и мать в воспитании ребенка, какие отношения складывались у него с родителями. Эдипов комплекс универсален. Он не зависит ни от общества, ни от эпохи. «Всякое человеческое дитя сталкивается с задачей преодоления эдипова комплекса».

Уже на стадии аутоэротизма Фрейд отмечает возникновение влечений, направленных на другое лицо, прежде всего, на мать. Половая принадлежность ребенка не оказывает некоторое время влияния на направленность его полового чувства. Как гетеро-, так и гомосексуальность для ребенка — естественны. Первое время и девочки, и мальчики бывают нежно привязаны к матери, а не к отцу. Это — доэдипова стадия развития. В 3—5 лет эдипов комплекс дифференцируется по мужскому или женскому типу. Ревнивая враждебность к матери и нежность к отцу начинают сильнее проступать у девочки, а страх перед отцом, ненависть к нему наряду с желанием материнской близости — у мальчиков. Все же процессы, связанные с вызреванием и угасанием эдипова комплекса ярче выражены у мальчиков.

Рубикон

Эдипов комплекс достигает высшей точки между тремя и пятью годами. Его суть — в чувственном влечении к матери и ревниво-враждебном отношении к отцу, которое, по преимуществу, амбивалентно. Оно включает в себя любовь, восхищение, и одновременно зависть, желание устранить отца и занять его место. В возрасте 5—6 лет эдипов комплекс вытесняется, вслед за чем наступает «латентная» стадия, продолжающаяся вплоть до наступления половой зрелости. У мальчика отцовская угроза кастрации приводит к отказу от инцестуозных влечений, так что эдипов комплекс устраняется быстро и решительно. У девочки отсутствие пениса и возникающий на этой основе комплекс неполноценности создают возможность длительного сохранения эдипова комплекса в символической форме. Девочка проходит путем символических замен от желания пениса до желания иметь ребенка, так что «высшей точкой ее эдипова комплекса является желание получить в подарок ребенка от своего отца, родить ему ребенка».

Однако отнесение эдипова комплекса к девочке весьма спорно и отвергается многими психоаналитиками. Доэдипова стадия, которая характеризуется, прежде всего, привязанностью к матери, четче выражена у девочки. У мальчика сильная фиксация на матери означает сдвиг к женственному типу. Перенос любовного влечения с матери на отца у девочек наблюдается редко, в кто время как у мальчиков он быстро переходит в желание «быть как отец», которое, однако оказывается несовместимым, с любовью к матери, развившейся раньше. Отсюда — вытеснение любви к матери, но также и вытеснение ненависти к отцу, что означает переход к латентной фазе развития. Девочки имеют больше шансов избежать этих драматических поворотов, сохраняя любовь к обоим родителям.

Относительно роли эдипова комплекса написано очень много. Часто никакими эмпирическими методами не удается обнаружить этот комплекс. Поэтому многие психоаналитики склонны считать его случайным или даже патологическим образованием. Тот узел противоречивых чувствований, который Фрейд назвал «эдипов комплекс», чрезвычайно вариантный, частично генетически обусловленный, а частично формируемый культурой, есть лишь самое общее и приблизительное обозначение проблемы. Феномены отцовства и материнства, несмотря на их первостепенную значимость, еще недостаточно исследованы. О них большинство людей судят интуитивно, превратно. Отношения к отцу и матери, равно как отцовские и материнские чувства, варьируются в очень широких пределах, выражая как индивидуальность человека, так и ценности культуры. Для формирования личности важны не только реальные мать и отец, эмоциональные связи с ними, но и социальные роли родителей, степень включенности ребенка в супружеские отношения, а также символика материнских и отцовских образов в культуре — фольклоре, литературе, религии.

Социальные отношения, образ жизни семьи существенно влияют на развитие эдипова комплекса. Отдаление подростка от родителей обусловлено не только его «затуханием» эдипова комплекса, но и социальными условиями жизни. Конфликт отцов и детей нельзя свести к психологическим причинам. Он подогревается разрывом между ценностными системами поколений «отцов и детей». Родительские образы, формируемые в латентный период, важны как ориентиры в становлении личности, выработке половой идентичности и развитии понимания существ другого пола. Но и эти образы во многом — продукт культуры, а не результат врожденных психических установок и часто не соответствуют образам реальных родителей.

Половая зрелость — узловой период развития. Под влиянием гормонов энергия либидо возрастает. Активизируется эдипов комплекс, родительские образы и аутоэротические влечения. Регрессия к различным стадиям детской сексуальности типична для юношеского возраста и приводит нередко к нервным срывам, сексуальным «перверзиям».

Этот кризисный период завершается освобождением от родительской опеки, преодолением эдипова комплекса. Затем в браке достигается идентификация с отцовской и супружеской ролями и наступает окончательное взросление. Эмоцонально-зависимое отношение к родителям уступает место заботливо-покровительственному.

Либидо, аккумулированное в идеальных образах, становится основой гетеросексуальной любви к сверстникам противоположного пола. После вступления в брак, сексуальный инстинкт стабилизируется. Прямое его проявление ограничивается. Значительная часть свободного либидо сублимируется в область культурной деятельности, духовного творчества.

Будучи источником жизненной энергии, обладая могучей силой, половой инстинкт является хрупким, легко ранимым. Развитие его чрезвычайно сильно зависит от культурных условий. Фрейд подчеркивал драматический характер полового созревания, неизбежность напряжений, конфликтов, способ разрешения которых во многом определяет судьбу и характер личности. Не у всех людей половое развитие идет гладко. Грубость, отсутствие любви со стороны родителей к ребенку или их неумеренная нежность, неудачи в первых проявлениях любовного чувства — все это может затормозить развитие, вызвать страх перед половым общением, отталкивание от брака.

Если все идет нормально, вся сложная совокупность разнокачественных, относящихся к разным фазам развития влечений — интегрируется. Нежные и одухотворенные влечения сочетаются с телесными, чувственными. Однако либидо все таки почти никогда не достигает полной интеграции: нежные и чувственные влечения направляются в разные стороны, на разные объекты. Можно иметь влечение к тем, кого не любишь и не уважаешь и наоборот. Неинтегрированные влечения служат источником любовной драмы личности, а также «перверзий».

Подавленные сексуальные влечения вызывают неврозы, которые, по Фрейду, относятся к перверзиям как «негатив» к «позитиву». Если «перверзии» — следствие недостаточной собранности, «дисциплинированности» либидо, слабой половой идентификации, то неврозы обусловлены слишком сильными вытеснениями. Вытеснения, случившиеся в детстве, активизируются в зрелом возрасте, когда развитие полового чувства наталкивается на какую-то преграду.

Фрейд обращает внимание на особую роль эдипова комплекса в генезисе неврозов. Мотивы кровосмесительства и отцеубийства, встречающиеся нередко в мифах и литературе, свидетельствуют, по его мнению, об универсальности и огромной энергии эдипова комплекса. Формирование и преодоление эдипова комплекса — ответственный момент в жизни личности. Плохо сформированный или не до конца преодоленный эдипов комплекс служит источником страха, робости, стыда — чувств, которые могут обостряться в кульминационные моменты развития любовных отношений и многократно усиливаются случайными обстоятельствами, перерастая в стойкий невроз.

Не изжитый эдипов комплекс блокирует нормальное половое развитие. Например, молодой человек испытывает затруднение, что-то вроде потери речи, когда приходит момент объясниться в любви. Будучи мечтательно и романтически настроен, он, однако, не способен любить данного конкретного человека, поскольку его либидо блокировано неизжитой привязанностью к матери и страхом перед отцом. Неизжитость эдипова комплекса служит причиной несообразного выбора партнера: молодой человек влюбляется в женщину значительно старше его, которая напоминает ему мать: любовный выбор падает на людей, уже состоящих в браке, поскольку их социальная позиция аналогична позиции родителя.

Концепция «эдипова комплекса» явилась краеугольным камнем теории личности, созданной Фрейдом. Эдипов комплекс он всегда защищал с большим рвением. Однако, если пренебречь недосказанным утверждением о биологическом наследовании этого комплекса, то концепция становится весьма проблематичной. Если формирование эдипова комплекса предполагает существование устойчивой моногамной патриархальной семьи, то нет оснований искать этот комплекс там, где дети воспитываются в большой семье родственников и не всегда знают, кто их отец. Не только где нибудь в Африке, но и в современной европейской семье отец не является столь значимой фигурой для ребенка, какой он был еще сто лет тому назад.

Тем не менее, вопрос о характере отношений в семье — родителей друг к другу и к ребенку сохраняет первостепенную важность. Доказано множеством фактов, что количество и качество любви, которую ребенок получает в детстве, сказывается на способности взрослого человека любить и строить прочные отношения с человеком другого пола. Половая идентификация также зависит от отношений к родителю своего пола. Мужские и женские образы, формирующиеся в раннем детстве, запечатлеваются в бессознательном и определяют избирательность любовного влечения. Ясно и то, что «амбивалентность» этих образов является едва ли не правилом. Ведь в раннем детстве душевный комфорт, равно как и дискомфорт ребенка, почти целиком зависят от отношений к нему старших членов семьи. Драматизм отношений с родителями может воспроизводиться в супружеских отношениях. Люди, выросшие в конфликтных семьях, с большим трудом создают гармоничную семью. Но все это не дает оснований абсолютизировать эдипов комплекс. Личность формируется под влиянием многих внешних и внутренних факторов, в том числе, сознательного, духовного порядка.