Научные основы идеологии (лекция Александра Александровича Зиновьева)

В статье Александр Александрович Зиновьев рассматривает идеологические состояния общества как часть социальной реакции.

После краха советского (русского) коммунизма в конце двадцатого века в мире началась эпоха тотальной и глобальной социальной реакции, эпоха эволюционного спада. Важнейшим компонентом ее является искусственно создаваемое и всячески поощряемое правящими силами тотальное помутнение умов, искусственная реанимация дремучих идеологий прошлого и изобретение новых такого же интеллектуального уровня, раздувание шарлатанства, спекулирующего на достижениях науки и маскирующегося под науку. Этот процесс не встречает серьезных препятствий, набирает силу и инерцию, становясь реальной угрозой самому существованию человечества. Может ли он быть остановлен или хотя бы ослаблен заметным образом? Если это возможно, то, по моему глубокому убеждению, лишь при том условии, что будет создана новая идеология, сопоставимая по объему содержания с советской, но превосходящая ее по интеллектуальному уровню и адекватная условиям и потребностям наступившего тысячелетия.

Что такое идеология? Говоря об идеологии, обычно имеют в виду лишь некоторую совокупность идей, выражаемых словами,— некоторое учение. Но эти идеи (учения) не возникают и не распространяются сами по себе. Их изобретают, сохраняют и распространяют определенного рода люди, как-то организованные и использующие какие-то подходящие для этого средства, можно сказать — образующие идеологический механизм. В дальнейшем мы этот механизм рассматривать не будем, но будем помнить, что без такого механизма никакие идеи (учения) не могут стать идеологическими.

Говоря об идеологии, далее, обычно имеют в виду своего рода субстанцию, как бы растворенную в человеческих объединениях, образующую особый аспект их менталитетной (духовной, интеллектуальной) жизни. Но эта субстанция имеет определенную структуру. Последняя состоит из своего рода идеологических клеточек — из отдельных относительно автономных и целост­ных идеологических учений. Понимание этих клеточек дает ключ к пониманию идеологических явлений вообще. Слово «идеология» в дальнейшем будет употребляться в этом узком смысле, т. е. как обозначение таких клеточек.

Идеологией, таким образом, мы будем называть некоторую совокупность слов и фраз (предложений, высказываний, суждений). Это — языковое образование. Когда говорят о ней как о совокупности идей, предполагают явно или неявно то, что идеи выражаются в языковых средствах. Это языковое образование может быть устным. Но в наше время оно как правило является письменным. Это вроде бы само собой разумеется. Но обычно не принимается во внимание то, что как языковое явление идеология подлежит рассмотрению и оценке с точки зрения критериев логики. Забегая вперед, замечу, что ни одно из известных мне идеологических учений, претендующих на статус научных, таковым не является, поскольку не удовлетво­ряет критериям логики.

Идеология как совокупность слов и фраз относится к явлениям, среди которых людям приходится жить, которые им приходится наблюдать, с которыми приходится иметь дело, в отношении которых приходится совершать какие-то важные для них поступки, о которых приходится размышлять — о человеке, о человеческом сознании, об отношениях между людьми, о природ­ных явлениях, об исторических событиях, о будущем и т. д. Это не значит, что каждая такая совокупность (отдельная идеология) содержит в себе слова и фразы (суждения) обо всем этом. Таких совокупностей (отдельных идеологий) существует много. Они различны по составу таких суждений. Бывают сравнительно маленькие, бывают весьма обширные. Но все входящие в них суждения относятся к каким-то из упомянутых выше явлениям (объектам).

Идеологическое учение (идеология) отличается от политических, юридических, научных, литературных и вообще от всех прочих текстов комплексом признаков, включающим тип содержания, цели, правила построения, способы распространения, критерии оценки и другие признаки. Специфическая цель (и роль) идеологии — не познание реальности, не развлечение, не документация, не об­разование, не информация о событиях на планете и т. д. (хотя все это не исключается), а формирование у людей определенного и заранее планируемого способа мышления и поведения, побуждение людей к такому способу мышления и поведения, коро­че говоря, формирование сознания людей и управление ими пу­тем воздействия на их сознание. Идеология изобретается для того, чтобы выработать у тех, для кого она предназначена, неко­торый априорный и стандартный способ понимания окружающих человека явлений реальности и жизни людей, стандартное от­ношение к ним (оценку), стандартное поведение в ситуациях определенного вида. Подчеркиваю: идеология учит людей тому, что они должны думать о тех или иных явлениях бытия, как их оценивать и как поступать в тех или иных случаях. Можно сказать, что идеология дает людям априорную систему социальных координат, позволяющую им ориентироваться в социальной среде.

Чтобы идеология могла выполнять свою задачу успешно, она должна быть понятна для тех, для кого она предназначена, без специального образования или хотя бы при условии общепонятных пояснений. Она должна в какой-то мере соответствовать интересам и желаниям этих людей, их умонастроениям. Она должна восприниматься этими людьми как обоснованная признаваемыми ими аргументами, убедительная. Она долж­на быть адекватной реальности, в которой живут идеоло­гически обрабатываемые люди.

Идеология характеризуется силой воздействия на людей — степенью эффективности. Эта степень должна быть достаточно велика, чтобы идеология выжила в каче­стве актуально функционирующего социального явления. Если она опускается ниже некоторого минимума, то дан­ный текст перестает выполнять функции идеологии. Как следствие она сходит со сцены истории. Степень эффек­тивности зависит от многих факторов, в их числе — от состояния объекта идеологического воздействия, от за­трат на распространение, от степени адекватности и т. д.

Идеология может возникать на основе достижений науки и даже с претензией на статус науки. Тем не менее, наука и идеология суть качественно различные явления. Наука имеет целью познание мира. Один из фундаментальных принципов научного подхода к изучаемой реальности — субъективная беспристрастность. Идеология же имеет целью формирование сознания людей и манипулирование ими путем воздействия на их сознание. Она использует данные науки как средство, обрабатывая их применительно к своим целям. Она рассчитана на определенное множество людей, должна считаться с их интересами. Потому она тенденциозна. Потому она так или иначе извращает реальность. Но она это делает, подчеркиваю не в силу глупости, невежества и дурных намерений (хотя это не исключено), а в силу самой своей социальной роли. Ее задача приучить какое-то множество людей сходным образом думать о каких-то явлениях реально­сти и совершать какие-то поступки под воздействием такого по­нимания сходным образом. А для этого реальность должна быть таким образом отражена, чтобы эта цель была бы достигнута. Например, чтобы побудить граждан страны защищать ее от врага, идеология должна создавать апологетическую картину своего общества, т. е. выделять и подчеркивать его достоинства и преуменьшать или вообще замалчивать его недостатки, и критически-негативную картину общества врага, т. е. замалчивать его достоинства и выделять его недостатки. И образ врага должен создаваться таким, чтобы к нему возникала ненависть.

У различных идеологий степень тенденциозности бывает различной, причем — она может меняться со временем и в зависимости от обстоятельств. Например, она была сильно выражена в советской идеологии и слабо — в идеологических учениях западного мира. В Советском Союзе в послевоенные годы степень тенденциозности стала снижаться, а в западном мире к концу двадцатого века она стала возрастать.

Идеологий было много в прошлом и много существует в наше время. Это явления исторические в том смысле, что возникают, какое-то время живут, т. е. овладевают умами и чувствами каких-то множеств людей и умирают, т. е. выходят из практического употребления, забываются и даже исчезают из человеческой памяти бесследно. Одни из них живут недолго и охватывают небольшое число людей, другие живут десятилетия, столетия и даже тысячелетия и охватывают огромные массы людей, многие миллионы. Влияние одних на жизнь людей и на ход истории ничтожно, другие же определяют весь образ жизни людей и характер целых народов и исторических эпох. Примером идеологий глобального и эпохального масштаба являются известные мировые религии и марксизм. Примером маленьких (частных и кратковременных) идеологий могут служить идеологии партий, общественных движений, сект. И по текстуальным размерам одни учения могут состоять из небольшого числа фраз, которые можно записать на нескольких страницах, и могут включать в себя огромное число всякого рода сочинений, на профессиональное изучение которых тратят целую жизнь бесчисленные специалисты. Отдельные учения, начав жизнь с нескольких фраз, со временем разрастаются до гигантских размеров.

Идеология может быть зафиксирована явно в виде одного систематизированного учения, как это имеет место, например, в случае марксизма-ленинизма, или может оставаться несистематизированной, рассеянной по многочисленным и разнородным текстам так, что изложить ее в виде единого систематичного учения представляется весьма затруднительным делом, как это имеет место, например, в современных западных странах. Возможны смешанные варианты между этими крайностями.

Идеологии различаются по многим признакам. Бывают идеологии партий, классов, общественных движений, власти и т. п. Важно различие частичных идеологий, охватывающих какие-то части членов общества, и идеологий, охватывающих общества в целом и даже множества обществ. Обычно при определении идеологии указывают в качестве их признака классовость. Но фактически бывают идеологии неклассовые и вообще не рассчитанные на какую-то отдельную часть населения страны. Это не означает, что все граждане страны разделяют такую идеологию. Это означает, что сферой распространения ее является все население. Иногда такая идеология является государственной и принудительно навязывается всем, как это было, например, с нацистской и советской идеологиями. Идеологии различаются также как религиозные и светские (нерелигиозные). Классические примеры на этот счет — христианское и, соответственно, марксистское учения. Самой грандиозной светской идеологией была советская.

Сознание отдельно взятых конкретных людей формируется под влиянием множества разнообразных факторов. В их число входит множество различных идеоло­гий, а не одна какая-то определенная идеология. Люди приобретают какие-то элементы идеологии от окру­жающих их людей, в бытовом и деловом общении с ними, в процессе воспитания и образования, из литературы и средств массовой информации и т. д. Люди сами что-то изобретают, наблюдая окружающую реальность и обдумывая свой личный жизненный опыт. У них в сознании образуется то, что можно назвать их идеологическим со­стоянием. В человеческих объединениях возникают и функ­ционируют различные идеологии, обладающие различ­ными характеристиками. Многие внеидеологические явления содержат в себе какие-то элементы идеологии и фактически выполняют какие-то идеологические функции. Это, например, литература, театр, живопись, кино, телевидение. Так что можно говорить об идеологическом состоянии человеческих объединений. Например, для западных стран характерен идеологический плюрализм, для Советского Союза — доминирование одной государственной идеологии (идеологический монизм).

Советская идеология заслуживает особого внимания, поскольку она является самым значительным образцом светской (нерелигиозной) идеологии. И если кто-то захочет сделать что-то значительное в идеологической сфере, должен будет учесть ее опыт. Она была самой обширной по содержанию и по множеству людей, для которых она предназначалась. Она была рациональной в том смысле, что стремилась опираться на науку, использовать достижения науки и пропагандировать их широким слоям населения, сама претендовала на статус научности. Наконец, она была самой систематизированной идеологией изо всех тех явлений идеологии, какие существовали в истории. Она была идеологией государственной в том смысле, что была узаконена как обязательная для всех граждан страны, имела единый и централизованный идеологический механизм, составлявший часть системы власти и управления, контролировала весь менталитетный аспект советского общества. Официально считалось, что она была марксизмом-ленинизмом. Это верно лишь отчасти. Фактически же отражение жизни человечества и интеллектуального материала двадцатого века заняло в ней основное содержание. Она сложилась после революции 1917 года как осмысление опыта реального советского и мирового коммунизма,— как идеология общества коммунистического типа.

Советская идеология претендовала на статус науки. Претензия безосновательная. Однако это не умаляет роль, какую она фактически сыграла в советском обществе. Она возглавила колоссальную просветительскую работу, какую до того не знала история. Через нее и благодаря ней достижения науки прошлого и настоящего стали достоянием широких слоев населения.

Особо важное значение советская идеология имела для деятельности руководящих (управляющих) органов страны, ибо она ставила перед ними общую цель, которая, независимо от ее достижимости или недостижимости, играла организующую роль и определяла направление стратегической деятельности руководства. Идеология давала общую ориентацию жизни коммунистического общества и устанавливала рамки и принципы деятельности его власти. Она являлась основой и стержнем всей системы установок.

До известного момента советская идеология была адекватна условиям в стране и в мире, служила одним из факторов успехов Советского Союза. Но постепенно она стала наращивать степень неадекватности изменяющимся условиям, впала в кризисное состояние и стала одним из факторов кризиса и краха советского коммунизма. Это может служить классическим примером того, что одна и та же идеология может играть различные роли в различных отношениях одновременно и в одном и том же отношении в разное время.

Рассмотренное выше идеологическое состояние современной (постсоветской) России есть часть той социальной реакции, о которой я сказал в самом начале. И там же я сказал, что необходимым условием успешного сопротивления ей является создание новой идеологии, сопоставимой с советской по объему содержания, но превосходящей ее по интеллектуальному уровню и по степени адекватности современной реальности. Для появления же такой идеологии требуется, во-первых, создание учения, которое может сыграть роль научной основы для нее, и, во-вторых, появление достаточно большого числа людей, которые примут это учение как свою идеологию и сделают своей сознательной целью социальные преобразования в духе его идей.